ENG
 
Открытый город 2019 — внутренние
От первого лица

Зачем нужны исследования: мы не идем в бой без разведки

09 Июля 2019
1 из 29
2 из 29
3 из 29
4 из 29
5 из 29
6 из 29
7 из 29
8 из 29
9 из 29
10 из 29
11 из 29
12 из 29
13 из 29
14 из 29
15 из 29
16 из 29
17 из 29
18 из 29
19 из 29
20 из 29
21 из 29
22 из 29
23 из 29
24 из 29
25 из 29
26 из 29
27 из 29
28 из 29
29 из 29
1 / 29

Увеличить

В рамках «Открытого города» состоялся public talk «Как проводить исследования и для чего они нужны. Люди, финансы, истории и другие не архитектурные составляющие проекта».

Дискуссия получилась настолько интересной и насыщенной, что мы затаили дыхание и при публикации постарались не пропустить ни слова. Должен ли архитектор проводить исследования? Как и что исследовать, если нет денег? Какие методы исследований могут применяться в градостроительстве? На эти и другие вопросы рассуждали участники public talk: социологи, дата-аналитики и практикующие архитекторы.


Читайте также: Зачем нужны исследования: 5 примеров от Юлии Бурдовой



За анонсами «Открытого города» следите здесь


 

 Филипп Якубчук  руководитель исследовательских проектов МАРШ Лаб.

«Простое исследование за Google картой иногда позволяет тебе влиять на принятие решений в масштабах города и десятков миллионов рублей»

Филипп Якубчук

Открыть презентацию

Мы — практическое подразделение МАРШа, часто ездим по разным городам, обучая cспециалистов и работая над реальными проектами. И могу сказать, что продавать исследования в регионах очень трудно, ведь логика у заказчика такая — как это я заплачу большие деньги, не положив и кирпича? Поэтому я подготовил презентацию, с помощью которой можно постараться убедить какого-нибудь градоначальника, что исследования все-таки нужны. Мой главный месседж — почему мы не идем в бой без разведки, но можем проектировать без исследования?

Итак, во-первых, даже простейший граданализ дает реальный инструмент для принятия решений. Во-вторых, нужны полевые исследования, потому что, не выйдя на местность, не привязавшись к ней, можно совершить большие ошибки. В-третьих, соцопрос дает нам высокое разрешение и понимание как работает территория: вы можете увидеть ее своими глазами, а можете воспользоваться знаниями и ощущениями сотен людей, которые здесь живут. Сообщество — это эксперт. Тактический урбанизм — это тоже способ исследования, потому что, когда ты предлагаешь сделать улицу пешеходной, у людей в голове стоимость мощения. На самом же деле достаточно поставить несколько вазонов, ограничить въезд автомобилей и понять, как все будет работать работает, когда въезд для машин будет закрыт.

Но когда мы рассказываем об исследованиях и затратах на них заказчику, заказчик говорит «стоп, а давайте уже начнем проектировать» и в таком боевом режиме пушит архитекторов. Это сложный момент, который чреват на уже начавшейся стройке простоями, ошибками, потерей времени и денег. Между тем, не всегда необходимы сложные исследования. Вот простой пример:  парк в городе N. Местная администрация решила, что его нужно развивать вдоль реки.

Проложили новые дорожки... а люди не пришли. Давайте в этом году построим фонтан за несколько миллионов рублей, возможно люди придут, — решили в администрации.

Но на самом деле достаточно было нанести на карту основные городские точки притяжения и понять: вокруг оживленной части парка находится высотная застройка, магазины и социальные объекты, поэтому именно в ней сосредоточена вся активность. К этому добавляется ряд моментов, таких как гаражи и частный сектор, и становится очевидно, что новую территорию не оживить мощением и большими деньгами. С помощью такой простой карты мы убедили городские власти усилить активную часть парка, а не инвестировать в обреченный проект, а в дальнейшем тактически следить за ситуацией. Это пример того, как простое исследование за Google картой иногда позволяет тебе влиять на принятие решений в масштабах города и десятков миллионов рублей.

 

 Катя Летуновская  вице-президент, со-основатель Habidatum, эксперт в области городских и региональных исследований с применением методик data science

«Первое, что нам всегда говорят, что BigData нельзя доверять, это дорого ну и как бы секси, но забейте, потому что первые два пункта. Это не правда»

Катя Летуновская

Открыть презентацию

Городская информатика — это работа с альтернативными данными про город: сотовые телефоны, финансовые показатели, соцсети и прочее, а также применение матметодов к данным, к которым мы все привыкли, но с новой стороны. Те же базовые картографические данные можно обсчитать таким хитроумным способом, чтобы понять про город что-то новое. Данные, с которыми мы работаем раздинамические, то есть можно не только померять статус-кво, но и увидеть ритмы: сотовые данные позволяют увидеть, как люди движутся по городу, относятся к разным местам, а финансовые — сколько и где тратят.

В нашей практике были разные кейсы. Например, при расширении аэропорта Хитроу нужно было сформировать коммерческий мастер-план, который бы удовлетворял потребности не только транзитных посетителей, но и местных жителей и работников, так как одни с другими мощно конфликтуют. Была задача понять какие места потенциально сориентировать на эти разные аудитории или найти компромисс между обеими. Еще один пример конфликтующих групп — это Барселона. Мы смотрели в каком конкретно месте и в какое время туристы и местные жители настолько друг друга не любят, что возникает негативный образ перегруженности города. Оказалось, что на самом деле все сводится к очень узким точкам в пространстве и времени.

В последнее время мы получаем запросы по анализу целевой аудитории: кто и когда посещает определенные объекты и, все чаще, работаем с еще более узкой задачей — оценить аудиторию конкретных функций, например, коммерческих. Наша задача — ответить на вопрос какая функция привлечет потребителей или работников, а какая не приживётся в этом месте.

Знаете формулу «If we build they will come», так вот они не обязательно придут...

Нужно сказать, что на градостроительном уровне Big Data почти не освоена. Первое, что нам всегда говорят, что большим данным нельзя доверять, это дорого ну и как бы секси, но забейте, потому что первые два пункта. Это не правда. Но почему такое мнение существует? Потому что, если сформулировать запрос «дайте нам данные за последние пять лет обо всем, что только может быть» я даже побоюсь назвать цену. А можно сформулировать запрос таким образом, что соотношение цена качество будет довольно справедливым. Есть много вещей, которые можно выделить из дата-аналитики самостоятельно и малыми ресурсами. И на мой взгляд архитектору, градостроителю, главе любого консорциума необходимо обладать такими компетенциями, чтобы, во-первых, определить какую часть работы можно сделать своими силами и во-вторых, сформулировать правильное техническое задание.

 

 Павел Степанцов  руководитель отдела методологии и аналитики Synopsis Group, преподаватель факультета социологии Московской высшей школы социальных и экономических наук

«Когда мы говорим о планировании среды, часто предполагаем физическое планирование, тогда как любая стройка — это интервенция в социальную среду»

Павел Степанцов

Открыть презентацию

Когда мы говорим о планировании среды, часто предполагается физическое планирование, но проблема в том, что любая стройка — это интервенция в социальную среду. И я хочу показать, что получается, когда ее не учитывают. Например, в современной Москве 41% жителей готов отпустить своего ребенка в центр города, а погулять по своему району только 20%. Это связано с восприятием безопасности города. Чем более темный район, тем более опасным он воспринимается. Это не объективные данные, это субъективное восприятие.

Центр и юго-запад кажутся москвичам наиболее безопасными, в то время как окраины, особенно южные и юго-восточные — наиболее опасными. Обратите внимание, что это не имеет ничего общего с реальностью.

Центр с точки зрения совершения преступлений, в том числе тяжких — самый опасный, просто потому что людей там больше. Но люди принимают решение куда пойти, опираясь на субъективные ощущения.

Еще один пример восприятия: у нас есть два противоположных кейса, в которых мы смотрели, что происходит при благоустройстве территории внутри Садового кольца и за пределами центра. Часто население центральных районов города начинает чувствовать себя исключенным. Это видно по тем мерам, которые оно принимает по обеспечению безопасности в собственных дворах. Наиболее яркий пример — жители Патриарших, которые выступили несколько лет назад против заведений, работающих рядом с домами. Люди, приезжающие в центр, воспринимались локальным населением как чужие, представляющие опасность для местных. И когда благоустраивалась территория в центре, она начинала работать на внешнюю аудиторию, соответственно доверие местных жителей к ней падало, она становилась для них анклавом небезопасноти. В то время как за пределами центра ситуация противоположная: парк, благоустройство повышает безопасность района в целом. Это не хорошо и не плохо, это факт, который нужно учитывать при проектировании.

 


Напоминаем, что проект об архитектурном и градостроительном образовании «Открытый город» проходит четвертый год подряд под кураторством главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. Он включает целую серию лекций, экскурсий, дискуссий, воркшопов, проходящих с мая по октябрь. Следите за анонсами и регистрируйтесь. Кульминацией проекта является 2-дневная конференция «Открытый город», которая в этом году пройдет 3-4 октября в Музее архитектуры им. Щусева. Подписывайтесь на группы проекта в VK и FB, не пропускайте анонсы, новости и фотоотчеты со всех мероприятий «Открытого города».


Изображения: Открытый город


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.