ENG
 
Открытый город 2019 — внутренние
От первого лица

Андрей и Никита Асадовы – о выставке «Российская архитектура. Новейшая эра»

31 Мая 2019

14 мая состоялось открытие выставки «Российская архитектура. Новейшая эра». Ее идейные вдохновители Андрей Асадов, вице-президент Союза архитекторов России, и Никита Асадов, соучредитель агентства развития городов «Точка роста», в интервью порталу «Архсовет Москвы» рассказали о том, как возник проект.

Расскажите, о чем она и как появилась? Что лежит в основе этого проекта?

Андрей Асадов: В основе этой выставки лежит большое исследование. В этом году нашему бюро исполняется 30 лет, и это стало хорошим поводом заглянуть в его историю. Мы поняли, что эволюция нашего бюро связана с развитием всей авторской архитектуры в России. Весной 1989 при Союзе архитекторов России были организованы первые персональные мастерские, в том числе и мастерская Александра Рафаиловича Асадова, нашего отца. И мы решили изучить всю эту историю, пригласив в команду Елену Петухову, менеджера спецпроектов СМА и Юлию Шишалову, главного редактора журнала «Проект Россия».

Что для вас, с точки зрения создания, было самым интересным и сложным в проекте?

Андрей Асадов: Интересен был весь процесс, и он длился около полугода. За это время был составлен перечень вопросов для всех участников исследования, проведен сам опрос, проанализированы его результаты, подготовлена концепция презентации в виде временной шкалы, через которую красной нитью проходит история самой страны. А также был придуман формат экспонирования объектов-лидеров опроса в виде арт-инсталляций, раскрывающих идею здания.

Нам очень важно было показать ценность авторской архитектуры, как произведения искусства, и это очень созвучно атмосфере музея. Именно поэтому мы выбрали формат, при котором демонстрируются не чертежи, не фотографии и даже не макеты, а арт-объекты – художественные инсталляции. Они могут перекликаться с формой или с материалом, из которого сделано здание, а, главное, отражают ключевую идею, которую закладывал автор. Поэтому, мне кажется, это визуально наиболее интересная часть выставки.

Еще один важным элементом нашего проекта станет книга с результатами исследования, которую готовится к публикации в рамках издательской программы Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы и сайта Архитектурного Совета Москвы. Благодаря изданию этой книги и запуску интернет-версии проекта на сайте www.archnewage.ru, все желающие могут ознакомиться с наиболее значимыми событиями и постройками за прошедшие 30 лет.

Что изменилось с начала и за последние 30 лет? Вы вехи какие-то, тезисы, может быть, сами назовете, что вам запомнилось из этого исследования больше всего?

Андрей Асадов: Мы рассматривали связь событий в мире архитектуры и общеизвестных событий. Результат исследования -- это коллекция артефактов: какие события стали наиболее яркими звеньями в архитектурной цепи и оказали наибольшее влияние на современников.

Такие события вроде Олимпиады и Чемпионата мира?

Никита Асадов: Да, это было довольно любопытно, потому что авторы, постройки и события – сами по себе уже всем знакомы. Но когда они воспринимаются в контексте общей истории, можно сделать для себя интересные заключения.

Андрей Асадов: Мы, возможно, впервые, запустили параллельно исторический и архитектурный тайм-лайн, обозначив на шкале времени российские и мировые события. Условно, когда изобрели первый Айфон, или произошла Олимпиада. И, соответственно, что в это время происходило в архитектуре.

На первый взгляд, напрямую события никак не связаны, но параллели, пересечения и взаимовлияния – они есть. Самое интересное, когда какие-то архитектурные объекты, те же объекты Олимпиады, вдруг начинали взаимодействовать с общей историей.

То есть история была мировая, а объекты российские.

Андрей Асадов: История, в основном, российская, с какими-то мировыми вещами, которые оказывали влияние на нашу страну. Очень интересно было именно нанизать архитектуру и историю на общую шкалу времени.

А на каком витке истории была самая большая точка пиковая?

Андрей Асадов: Точки перелома – это два кризиса: который в 1998 году случился, и в 2008-м. Мы разделили тайм-лайн на 3 десятилетия, и в книге сделали 3 главы. Первое десятилетие – до 1999 года. В 1989 образовались первые мастерские, это был первый взлет, романтический период авторской архитектуры. Тогда частный заказчик дорвался до самовыражения, архитекторы получили свободу творчества, расцвело многообразие архитектурного языка, казалось, что все возможно. Но кризис 1998 года несколько умерил пыл.

Второй период уже с 2000 по 2009 год. Рубеж тысячелетий, новая виток развития. Тут уже были новые масштабы строительства, новые планы, невероятные девелоперские замыслы. Они тоже дали новый взлет архитектуры, который, с одной стороны, оборвался, а, с другой, перешел в новое качество в момент уже следующего кризиса 2008 года.

С 2010 года по нынешний день – это третий период, во многом более рациональный и выверенный. Сам заказчик уже более опытный, заказывает более эффективные, проверенные, экономически выверенные решения. С одной стороны, архитекторам, по крайней мере в России, стало сложнее реализовывать какой-то полет фантазии, но с другой – нарабатывается архитектурное качество. Качество тех же деталей, эффективность планировок.

Кроме того, в последние годы меняется в лучшую для архитектуры сторону ситуация и в государственной политике. Темы городской среды и качества жилой застройки внесены в актуальную повестку и, это не может не сказываться на развитии архитектурно-градостроительной отрасли. Это три периода, и очень интересно, что же будет дальше.

То есть все идет к тому, что сейчас архитектура с точки зрения формы становится немного скучнее?

Никита Асадов: Она становится интереснее, но на уровне деталей и более нюансных решений. Такое было сложно себе позволить в предыдущие десятилетия, потому что просто отсутствовал тот уровень качества, который возможен сейчас. На нюансах сейчас можно сделать гораздо больше, чем раньше. Просто это искусство и мастерство перешло немножко на другой уровень.

Андрей Асадов: Раньше недостаток качества компенсировался изобилием форм, а сейчас все становится проще, лаконичнее, но более выточенное в деталях. При этом никто не отменяет известную формулу 30/70, где 30% - это акцентная архитектура. По крайне мере, градостроительная политика Москвы эту идею поддерживает.  Не без трудов, но и в Москве, и в других регионах появляются знаковые объекты, как коммерческого характера, так и продукты городского заказа. В первую очередь, это общественные пространства, например, Парк Зарядье. Я считаю, что это абсолютно знаковый объект, – и в архитектурном, и в смысловом плане.

А парк «Зарядье» как знаковый объект вошел в топ-30 вашей выставки?

Андрей Асадов: Да, «Зарядье» вошло в число лидеров нашего исследования. Его авторам было предложено принять участие в выставке и показать арт-объект на тему узнаваемого и яркого дизайна парка. Но, к сожалению, из-за занятости на других выставочных проектах, авторы не успели подготовить инсталляцию. Что очень жаль. У нас было несколько таких арт-объектов, которых мы не досчитались на экспозиции, но на нашем сайте они представлены в таком же формате, как и другие лидеры.


Изображения: .


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.