«Геликон» открывает сезон. Теперь там живут музы :: Электронные СМИ :: Пресса
ENG
 
Электронные СМИ
от 03 Ноября 2015
 

«Геликон» открывает сезон. Теперь там живут музы

03 Ноября 2015
.

2 ноября на открытии театра «Геликон-опера» присутствовали первые лица города. Амбициозная реконструкция объекта длилась восемь лет. А сценографом декораций для гала-концерта стал главный архитектор столицы Сергей Кузнецов.

Свой 26-й музыкальный сезон крупнейший оперный театр России «Геликон-опера» открыл грандиозным гала-концертом в зале «Стравинский». Художником-постановщиком церемонии и сценографом выступили главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов и архитектор Агния Стерлигова.

— Сценография опиралась на две базовые идеи, — рассказал «ВМ» Сергей Кузнецов. — Во-первых, это здание театра и архитектура новой сцены, а, во-вторых, это идеология того, что театр в себе несет.

По словам Кузнецова, главное в театре — актеры и музыканты, тогда как архитектура играет роль вспомогательную. Однако без высокохудожественных декораций гала-концерт бы и на треть не был таким блистательным.

ТЕХНОЛОГИЧНО И МОДНО

На концерте 2 ноября «Севильский цирюльник» Россини поразил публику с первых минут — когда открылся занавес. Неожиданной отправной точкой театрального действа стало появление трех плоских дверей посреди сцены, они распахнулись — и началась комедия. Внутри скрывались оперные дивы в гиперболически объемных платьях, и их тончайшие меццо-сопрано заставили партнеров закрывать уши от ужаса. Театральную комедию дополнил видеоряд — на декорационном экране транслировались разноцветные круги в стиле поп-арт, внутри каждого прыгало смеющееся лицо артиста. Пародию вознаградили хохотом и рукоплесканием.

— В графике сцены я хотел, чтобы это было одновременно и технологичным, и модным, но притом прочитывалась бы определенная традиционность дизайна и графики, — уточнил Сергей Кузнецов.

Декорации к арии Кончаковны из оперы Бородина «Князь Игорь» главный архитектор продумал как образы, раскрывающие драму героини. Одновременно с первыми нотами сцена погрузилась в синюю мглу, в левом углу в такт музыке появилась ослепительная луна — огромный шар с ажурным рисунком на едва видимом тросе. Тоскливая женская песня пронзила зал. Семь арфисток в белых нарядах кружились на вращающейся платформе, дополняя гипнотический эффект от риторического рефрена Ярославны: «Где же ты, милый мой?» Декорации менялись плавно — на базовой «ширме» возникло яркое оранжевое солнце, распускающееся причудливыми лучами. Сценическая карусель остановилась, и через мгновение успокоились струны, замерло виртуальное светило, растворился последний звук печальной песни.

— Театр оборудован очень здорово, по последнему слову техники, — подчеркнул Сергей Кузнецов. — Мы постарались все задействовать, чтобы в открытии максимально показать, на что способны и художественный коллектив, и новое помещение.

СТРОИТЕЛИ СТАЛИ ПОКЛОННИКАМИ ОПЕРЫ

А о том, как перестраивалось здание, чего стоило воссоздать уникальные интерьеры и кто репетировал в залах, рассказал художественный руководитель театра Дмитрий Бертман.

— Перед строителями, каждый из которых в результате стал поклонником оперы, стояла сложная задача — с одной стороны, представить ультрасовременный музыкальный центр с хорошей акустикой, с другой, детально восстановить исторические усадебные интерьеры, — пояснил Дмитрий Бертман.

Реконструкторы опирались на сохранившиеся образцы XIX века, что позволило воссоздать стены, подвалы, торшеры, колонны, карнизы, парадную лестницу, художественную лепнину. Интерьер холла воспроизводит атмосферу старинного русского особняка.

Лестница в зрительский гардероб выполнена в черно-белом цвете, а особое величие ей придают огромное зеркало и вертикальный фонтан, каждую секунду меняющий подсветку. Фойе гардероба и нижний холл удивляют неожиданным «шахматным» стилем, смелый дизайн не ассоциируется с усадебным прошлым здания.

Историческое фойе ведет в зал «Покровский» (получивший имя режиссера Бориса Покровского), светлый и камерный. Он аскетичен в своей блистательности: голубоватые стены оттенены белоснежным фортепиано и черным роялем. Белая лепнина и ажурные карнизы гармонируют с пастельным паркетом, на котором расставлены кресла, обитые болотно-золотистой мягкой тканью.

Соседствует с ним небольшой зал «Тихонов», увековечивающий память первого главного дирижера Кирилла Тихонова, сооснователя «Геликона». На этом же этаже расположено помещение Елены Образцовой — его украшают рояль, картины, ваза с цветами, зеркало и черное вечернее платье.

— В далеком 1993 году я вместе с Еленой репетировал в этом зале, — рассказал Дмитрий Бертман. — В нем хранится любимый костюм певицы, в котором она ездила по всему миру с «Пиковой дамой», оригинальный рояль и мебельный гарнитур из ее московской квартиры.

ТАКОГО СВЕТА НЕТ НИГДЕ

Рядом находится исторический белоколонный зал княгини Шаховской. Его стены слышали игру Рахманинова и Чайковского, распевки штатного сотрудника театра Шаляпина, они содрогались от голоса Станиславского на репетициях, и именно здесь выступал Дебюсси. В нем полностью воссоздан старинный деревянный купол, отвечающий за акустику.

Зал «Стравинский», где и прошел гала-концерт, назвали в честь композитора неслучайно: четверть века назад театр открывался комической «Маврой». Эксперты спроектировали помещение на 500 мест, а амфитеатр пришлось возводить на месте бывшего внутреннего дворика.

Ложу для почетных гостей решили реконструировать из крыльца исторического здания. Особое внимание обратили на окна: их оборудовали плазменными панелямиприз мами, показывающими массовку во время спектаклей. Черный потолок зала украшен инопланетными тарелками и мерцающими звездами. Тарелки — специальные отражатели звука, «геликоны», а звезды — тысячи хрусталиков Сваровски.

— Такого света, как в «Геликоне», нет нигде в мире: на каждом софите мы сделали световой занавес, позволяющий менять ракурс наклона на 180 градусов, — рассказал про световые характеристики Дмитрий Бертман. — Сцена из 26 подвижных платформ способна перемещаться в двух плоскостях круга и будет задействована на всех спектаклях.

Душа сцены — шесть звучных колоколов, их отлили по просьбе художественного руководителя для геликонцев. А пол оркестровой ямы, рассчитанный на большой симфонический оркестр, представляет собой мобильную платформу, она позволяет музыкантам подниматься на один уровень со сценой. Кстати, два состава оркестра всего состоят из 132 человек, а в хоре — 65 исполнителей (раньше было 40). Четырех солистов выбрали из 510 кандидатов на специальном конкурсе.

— Сегодня у нас есть все — акустика, интерьеры, атмосфера, то есть то, что называется душой места, — рассказал технический директор «Геликон-оперы» Ростислав Протасов. — Ее мы вдохнули за эти несколько месяцев, отдав частичку своего сердца. И результатом довольны.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

По распоряжению московского правительства в 2007 году началась реставрация бывшей городской усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских на Большой Никитской. В ней последние 16 лет работает музыкальный театр «Геликон-опера». В результате столичные театралы получили не только восстановленный особняк, но и новый театральный центр площадью более 13 тысяч квадратных метров.

Реставрацией занялась группа компаний «Мосинжиниринг». Во внутреннем дворе особняка построили Большой зал на 500 мест в стиле греческого амфитеатра. Театр ведет историю с 1990 года. Сегодня это театральный комплекс, не уступающий лучшим европейским образцам.

Уже в XIX веке в особняке французские и итальянские актеры играли спектакли, а в начале XX века там открыли камерный зал. В советское время на Большой Никитской, 19/16, распола гался Дом медработника, а в 1990-х в здание въехал театр «Геликон-опера».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства:

- Я убежден, что это один из лучших залов не только в Москве, но и в мире. В это здание вложена позитивная энергия, душа. Я уверен, что этот театр будет одной из самых главных достопримечательностей столицы. Здесь удачно вписан в историческое здание современный зал на 500 зрителей.

Все эти годы, пока мы занимались проектом, мэр нас всегда поддерживал. Нам не везло с подрядчиком, с проектировщиками, и только приход компании «Мосинжпроект» позволил нам завершить работы.

Алексей Шапошников, председатель Мосгордумы:

- Открытие «Геликон-оперы» значит очень много для Москвы, теперь город будут воспринимать иначе. Я очень рад, что открылся этот театр!

Александр Стриженов, актер театра и кино:

- «Геликон-опера» — потрясающее здание, это подарок Москве. Меня приводит в абсолютный восторг то, как новый «Геликон» вписан в этот столичный дворик. Я помню скамейку, на которой ребенком сидел во дворе Дома медработника. Сейчас там оркестровая яма, фантастический зал.

Дмитрий Хворостовский, оперный певец, народный артист России:

- Мы очень о многом говорили, многое загадывали, когда театр только реконструировали. Прекрасно, если хотя бы какая-то часть претворится в жизнь. Дмитрий Бертман, в этом зале ты можешь воплотить все мечты! Хочешь «Демона» — пожалуйста.




публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.