«Дом под юбкой»: дискуссия по возвращению балерины :: События :: Статьи
ENG
 
Открытый город 2018 СТАТЬИ
События

«Дом под юбкой»: дискуссия по возвращению балерины

17 Января 2018
1 из 4
2 из 4
3 из 4
4 из 4
1 / 4

Увеличить

На днях телеграм-канал «Архитектурные излишества» запустил кампанию за возвращение фигуры балерины на «Дом под юбкой» по адресу Тверская улица, 17. Проведенный опрос показал, что 90% поддерживают инициативу. Портал «Архсовета Москвы» расспросил архитекторов и городских экспертов, что они думают по этому поводу.

Речь идёт о доме авторства архитектора А.Г. Мордвинова и инженера П.А. Красильникова. Ротонда здания в 1940-1950-е годы венчалась легкой и ажурной скульптурой балерины (автор Г.И. Мотовилов), что было свойственно отечественной архитектуре того периода. В 1958 г. статую убрали с привычного места, хотя именно из-за неё здание вошло в городской фольклор и стало известно как «дом под юбкой».

Г.И. Мотовилов – талантливый скульптор, лауреат множества премий, работавший над скульптурным оформлением метрополитена, создатель памятников в Москве, Смоленске, Ярославле, Изюме, Ялте. Путеводители советского времени считали работу Мотовилова одним из ярких символов послевоенной Москвы. Скульптура изначально задумывалась как высотная доминанта заметно изменившейся в 1930-1940-е годы Пушкинской площади.

Путеводители советского времени считали работу Мотовилова одним из ярких символов послевоенной Москвы. Отрывок из путеводителя 1949 года: «… Многоэтажный дом украшает женская фигура. Широким жестом она как бы приветствует всенародных героев или почетных гостей, прибывающих в столицу с Белорусского вокзала или с аэродрома и направляющихся по улице Горького в центр, к Красной площади, к Кремлю».

О том, что дому на Тверской улице, 17, собираются вернуть скульптуру балерины, сообщил в фейсбуке автор телеграм-канала «Архитектурные излишества» Павел Гнилорыбов. «Когда смотришь на это пустое место на ротонде, так и хочется туда что-то поставить. Нам уже много разных вариантов предложили: убрать серп и молот, в одну руку дать конституцию, в другую — факел свободы. Город может решаться на такие эксперименты, но мы все-таки за научное воссоздание», — объяснил свою инициативу Павел.

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов отметил, что, по его личному мнению, возвращение балерины - хорошая инициатива: «Если специалисты найдут возможность вернуть скульптуру, то это будет только на пользу городу. Главное, взвесить все за и против. Но в целом я поддерживаю эту идею». 

Александр Усольцев, основатель проекта «Прогулки по Москве»: «Сейчас это здание смотрится незавершенным обрубком, на эту ротонду все что-то просится. В 90-х годах там даже рекламные конструкции ставили. Когда Тверскую реконструировали, произошло упорядочение вывесок, и самое главное – очень сильно возрос интерес общественности к облику города. Люди стали больше гулять, и любая деталь стала их интересовать. Даже 10 лет назад подобные вещи если и обсуждались, то на уровне «может быть, когда-нибудь». Сейчас, глядя на упорядочение улиц и бум реставраций, люди больше верят, что детали, которые были незаслуженно утеряны, должны занять свое место».

Денис Ромодин, российский краевед: «Восстановление такого декоративного элемента вернет смысл исторического народного названия дома, которому дали когда-то москвичи. Кроме того, это была и композиционная вертикаль этой площади, которая сформировалась к 1940-м годам. Но это восстановление надо делать корректно – восстановить доподлинно точный облик скульптуры в тех пропорциях, которые были изначально».

Евгений Асс, основатель и ректор архитектурной школы МАРШ, профессор МАРХИ: «Конечно, балерину на крыше я помню. Но ведь сейчас нет модели, и не понятно, как ее восстанавливать. То есть с одной стороны, идея интересная, но немного надуманная – ведь от скульптуры не осталось никаких следов. С другой стороны, есть общее желание восстанавливать утраченные памятники, и есть оживленный интерес к истории как таковой. Изначально балерина была частью композиции дома, и я не вижу причин, почему бы ее не восстанавливать. Вот если бы квадрига с Большого театра упала, то разве мы бы её не восстановили? Если есть на это средства и силы – то пусть восстанавливают».

Владимир Плоткин, главный архитектор ТПО «Резерв»: «Если балерина сохранилась, или ее можно восстановить, то ради бога, чего в этом дурного? Даже если здание уже воспринимается как дом без балерины, то если она появится, никаких проблем это не создаст. По-моему, это не так скучно и не так торжественно. Еще один символ города. Главное, чтобы проект был красивым, и при восстановлении соответствовал тому, что было исторически».

Андрей Гнездилов, заместитель директора и ведущий архитектор бюро «Остоженка»: «Я – сторонник комплексных решений. И возвращение одного памятника вряд ли можно обосновать интересно, чтобы иметь положительный резонанс и смысл. Я считаю, что решения должны приниматься вместе с чем-то еще. Тогда за этим должны быть другие решения. Почему тогда памятник Пушкину не перенести? Тогда он правильно отвернется. Там же возникают целые логические цепочки. Нужно цельное решение, а не фрагментарный подход».

Илья Заливухин, основатель и руководитель градостроительной компании «Яузапроект»: «Название «Дом под юбкой» – есть, а самой юбки – нет. Чем больше будет у города узнаваемых особенностей, тем лучше. И надо сохранять существующие и восстанавливать утраченные особенности. Ведь статуя по сути – утраченный элемент городской среды, городской скульптуры, задуманной и реализованной автором проекта. За те 18 лет, что она украшала здание, выросло целое поколение москвичей. Когда к вам в город приезжают гости, или вы гуляете по центру с ребенком, вы все время что-то рассказываете. И здесь можно рассказать не только про «Макдональдс» и очереди в него, не только про памятник Пушкину, не только про снесенный Страстной монастырь, на месте которого построен был кинотеатр «Россия», но и еще про эту балерину. Это еще одна очень интересная история Пушкинской площади. Чем больше деталей в городе – тем лучше, город как таковой определяет количество различных деталей, функций. А эта скульптура будет еще одной из них».

Арсений Леонович, руководитель, сооснователь архитектурного бюро PANACOM: «Безусловно я за возвращение скульптуры, потому что элемент антропоморфности очень важен, и в современном городе его не хватает. Фигуративная пластика современна, актуальна и нужна городу. Городу, который урбанизируется, теряет человечность, скульптура возвращает гуманный масштаб, налаживая диалог архитектуры с человеком. В Европе со Средневековья скульптура активно участвовала в городской пластике, начиная с горгулий и барельефов на соборах, а сегодня в европейских городах мы встречаем уже современные скульптуры без постаментов, которые мифологизируются, становятся частью городского фольклора, включаются в современную жизнь города».

Амир Идиатулин, генеральный директор архитектурной студии IND architects: «Скульптура авторства Георгия Ивановича Мотовилова исчезла с ротонды дома на Тверской 17, когда «архитектурные излишества» уже были несколько лет как побеждены. При этом важно понимать, что скульптурный декор является неотъемлемой частью облика здания, каким его задумал архитектор Аркадий Григорьевич Мордвинов. Поэтому в отсутствие фигуры на ротонде дома мы не можем полностью оценить замысел автора. Я думаю , что вернуть ее на место можно, но ни в коем случае, не внося никаких изменений в этот образ, не переосмысливая его ни каким образом. Не исключаю, что кого-то смутит советская символика скульптуры – в руках у девушки серп , – но если и восстанавливать фигуру, то только в первоначальном варианте – иначе получим просто очередной новодел».

Михаил Бейлин, сооснователь архитектурного бюро «Горожане» / Citizenstudio: «Я – не поклонник эстетики соцреализма. Восстановление статуи балерины с серпом и молотом в руках – мягко говоря, не самыми характерными для балерин предметами – мне само по себе безразлично. Дом и без скульптуры Мотовилова кажется мне вполне завершенным. Но гораздо важнее в этой истории, что эта балерина – часть московской мифологии. Что про нее знают люди, никогда не видевшие этой скульптуры, что у этих людей появилось желание ее вернуть и вообще, как-то повлиять на восстановление исторического облика дома. Важно, что это не воля властей, а инициатива горожан. Мне бы очень хотелось, чтобы у них что-то получилось, и чтобы деньги на это не выделялись, а собирались. Это была бы классная история о городе и Горожанах. Так же мне очень нравится, что после появления инициативы Павла Гнилорыбова о ней столько говорят. В каждом районе Москвы, при чем не только центральном, есть своя мифология, свои утраченные детали. Я бы очень хотел, чтобы это микроурбанизм стал «вирусным». Чтобы быть внимательным Горожанином, знающим свой район, влияющим на его жизнь было модно. Это именно то, что создает сообщества и превращает безразличных людей, населяющих городские ячейки в Горожан и Граждан».

Илья Мукосей, партнер архитектурной студии «ПланАР»: «Идея восстановить скульптуру "балерины" представляется мне спорной по нескольким причинам:
– Воссоздание подобного сооружения требует наличия точных копий статуи. Если сохранилась авторская модель или прототип, тогда это возможно. Но если нет – это будет не возвращение, а новодел, фантазия на тему.
– Не ясно, способна ли сейчас технически конструкция башенки снова удерживать вес скульптуры, обеспечивать ее устойчивость и надежность.
– Не понятно, из чего и как должна быть изготовлена копия оригинальной статуи для того, чтобы простоять не 18 лет, как оригинал, а значительно дольше.
– Не совсем верно называть эту статую «балериной», это скорее ее народное прозвище. На фотографиях  хорошо видно, что это просто девушка в легком платье, которая, прошу обратить внимание, держит в поднятой руке серп и молот. Так что, возвращая эту фигуру, необходимо понимать, что мы возвращаем еще один советский, коммунистический символ. Возвращение таких символов, действительно, одна из примет нашего времени, но стоит ли поддерживать этот тренд?

Не могу не признаться, что легенда о балерине, стоявшей некогда на башенке, мне известна с детства по рассказам бабушек, дедушек и родителей, и что я тоже жалел некогда об утраченной скульптуре. Соглашусь и с тем, что этот образ во многом формировал иное впечатление от Пушкинской площади, чем то, что мы имеем сейчас. Однако этот образ – один из элементов мифа о «счастливом» сталинском времени, с которым как раз и совпала недолгая жизнь скульптуры.

Я считаю, что организаторам акции за возвращение «балерины» следовало сначала провести исследования и выяснить, сохранилась ли хоть одна копия статуи, есть ли техническая возможность ее восстановить, и, наконец, оценить возможный бюджет этой акции, который, мне кажется, может быть весьма значительным. И только после этого, опубликовав результаты этих изысканий, а также крупные и качественные изображения статуи, ставить на общественное обсуждение, и тем более на голосование муниципальных депутатов, вопрос о ее восстановлении. Подобные голосования – довольно опасная вещь, так как приняв поспешное и необдуманное решение, которое, возможно, нельзя будет выполнить, муниципальные депутаты тем самым дискредитируют себя как орган власти, который, по идее, должен принимать взвешенные и выполнимые решения».

Рубен Аракелян, сооснователь бюро WALL: «У меня вызывает много вопрос подобный жест. Не совсем ясно целеполагание. Сегодня город развивается, и его жизнь в основном касается уровня городской земли. Если скульптура олицетворяет собой память человеку, то целесообразно ее перенести на уровень зрительного восприятия, то есть на уровне города. Вопрос ее расположения – предмет отдельной дискуссии. Та локация, которая сейчас обсуждается, на мой взгляд, как минимум возвращает нас к идеологии обожествления. Постановка скульптуры на уровень 30-40 метров – это жест и определённое послания. Не думаю, что подобная трактовка сегодня актуальна».

Ольга Смоленская, архитектор, основатель и руководитель проектного объединения УНИКУМ: «Без сомнений, если исторический облик здания в целом сохранен, будет уместно восстановить утраченные детали и элементы. Если здание в процессе своего существования было изменено [были изменены фасады], то восстанавливать исторический облик, в частности декоративные элементы, бессмысленно. Однако, здание о котором идет речь действительно имеет исторический облик и безусловно вернуть скульптуру было бы верным решением. Но с этим связано несколько нюансов.Во-первых, необходимы историко-архивные документы [чертежи, фотографии], чтобы воссоздать подлинный облик скульптуры. Присутствие явного новодела будет худшим решением и лучше в этом случае оставить фасад без скульптуры.

Во-вторых, нужно смотреть на общий архитектурный ансамбль. Пушкинская площадь, не считая более поздних советских построек, сохранила свой исторический облик и возвращение скульптуры балерины будет уместно. В-третьих, отрадно, что сейчас взят курс на сохранение культурного наследия, в частности сохранения и восстановления утраченных ранее памятников архитектуры. Это безусловно важный процесс формирования нашего мировоззрения и правильного восприятия исторического наследия, не с позиции критики политического строя, а с позиции красоты и эстетики, которая объединяет нас всех. Был период довольно дикого разгула строительства, когда все сносилось и уничтожалось, и мы потеряли достаточно много памятников архитектуры. И то, что сейчас город и Москомахритектура, в лице главного архитектора Москвы – Сергея Олеговича Кузнецова, взяли курс на восстановление исторического облика города Москвы, имеет большое значение не только для горожан, но и для всей России, и мирового культурно-исторического наследия».

Сергей Георгиевский, генеральный директор Агентства стратегического развития «ЦЕНТР»: «К предложению я отношусь очень позитивно и поддерживаю его. Ведь дело не только в этом конкретном доме, а в том, что за последние 20 лет мы утратили много элементов, которые формировали идентичность места: детали, особенности, легенды, мифы, - то, что придавало этому месту индивидуальность, делало его особенным. Очень хорошо, когда город благоустроен, тротуары широкие, фасады чистые и отреставрированные. Но когда из него уходят важные доминанты, которые на протяжении поколений делали это место уникальным, и смещаются акценты, которые давали пищу умам и рождали народные прозвища, мы теряем часть идентичности и города, и горожанина. И это очень грустно... Поэтому я считаю, что этот пример очень показателен. Он символизирует огромное количество подобных утрат и показывает, как можно их преодолеть. Ведь если бы эта балерина вернулась на свою башенку, изменилась бы вся площадь. Мы бы вспомнили, почему этот дом - «под юбкой». Увидели, как мыслили архитекторы и скульпторы, которые создавали город в тот период, как они его понимали и какого эффекта хотели добиться. И это будет еще одним вкладом в то, чтобы вспомнить кто мы, откуда мы, почему нас окружают такие здания, такая архитектура, такие прозвища и легенды. И это сделает нашу жизнь в городе ярче, интереснее и полнее, позволит укрепить связь поколений».

Рустам Рахматуллин, координатор движения «Архнадзор»: «Дом 17 по Тверской улице является объектом культурного наследия, поэтому воссоздание скульптуры может быть только частью проекта реставрации. Таким образом, этот вопрос относится к содержанию проекта, его содержанию и экспертизе. Это должно быть проектным предложением. Кроме того, поскольку дом 17 – многоквартирный жилой дом, то вопрос о заказчике такой реставрации оказывается весьма специфическим: поскольку восстанавливаемая скульптура едва ли будет в собственности товарищества собственников жилья, то такая реставрация должна быть произведена на счет города. То есть в этом случае заказчиком должен выступать город. Вопрос разделяется на несколько: кто заказчик, каково проектное предложение и насколько оно обосновано. Дальнейшее – уже в рамках проекта».

Константин Михайлов, координатор «Архнадзора», в свою очередь, отметил, что уже выросло несколько поколений москвичей, которые не видели статую балерины на крыше, и сейчас нет кардинальной необходимости в ее возвращении. 


Изображения: Афиша. Daily


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.