От первого лица

Жилой Кремль, «живые» планшеты и провал Колхаса: интервью с Евгением Ассом

18 Июня 2014

Архитектор, член Архсовета, основатель и ректор школы МАРШ – о защите первых дипломов, архитектурном образовании и архитектурных выставках.

Иллюстрация к проекту дипломной студии Рубенса Кортеса и Антона Егерева да Сильва "Незаконченный город"

В этом году в МАРШЕ первый выпуск. Довольны результатами?

Да, первый выпуск МАРШа состоялся, защищено 33 диплома – и это очень хороший показатель, неудовлетворительных оценок мало. Вообще надо отметить очень высокий уровень выпускных проектов – настолько, что наши английские коллеги (из London Metropolitan University, дипломы которого получают выпускники МАРШ – прим. ред.) были сильно удивлены и впечатлены. И даже просили искусственно занизить оценки: боялись, что в Лондоне не поверят в такое большое количество отличников. Это, конечно, шутка, но проекты в самом деле получились очень реалистичными и соответствующими тому направлению, которое школа взяла с самого начала: продуманный подход к архитектурному проектированию.

Защита дипломов первого выпуска МАРШ

Дипломы готовились в трех мастерских, и одна из них ваша?

Да, моя и моего сына Кирилла. Работа студентов Рубенса Кортеса и Антона Егерева де Сильва  «Незаконченная Москва» посвящалась московским периферийным районам и проблемам их завершения. Сергей Чобан предложил своей группе совместно разработать мастерплан и дизайн-код одного из кварталов в Сколково, а затем каждому из студентов сделать проект отдельного здания.

Провокационная затея моей студии под названием «Перезарядье»  – это попытка посмотреть, можно ли вернуть городскую среду на территорию Зарядья. Не восстановить то, что было, а придумать проект застройки, который бы воссоздавал полноценную городскую ткань на этой территории. Мы пригласили консультантов из бизнеса, транспорта, градостроителей. В результате выработалась концепция жилого района на порядка 4000 жителей. Ничего экстраординарного, мы назвали это «нормальный город»: чтобы было бы с территорией, если бы на нее не было никаких агрессивных покушений.

Студия дипломных проектов 2014 года под руководством Евгения и Кирилла Ассов

Мы провели очень подробные исследования. И выяснилось, что застройка Зарядья принципиально меняет всю ситуацию в центре Москвы. Москва «разблокируется»: открывается Кремль, Красная площадь, первые этажи зданий на Китай-городе – сейчас 80% дверей, которые есть в Зарядье, закрыты. Появляются школы, гостиницы, жилье, зелень – возникает хороший городской центр, привлекательный и для туристов, и для москвичей.

Сначала наша группа из 12 человек вместе делали мастер-план, а потом проектировали отдельные здания – школу, гостиницу, даже музучилище. Несколько проектов получилось очень интересных. Так что в целом первыми двумя годами жизни школы мы довольны.

Наверняка вы уже сделали для себя первые выводы – что бы хотелось поменять, улучшить…

Конечно, много чего требуется дорабатывать и додумывать. Одна из проблем – базовая подготовка студентов. После четырех лет бакалавриата они оказываются плохо подготовленными, их знания и опыт не соответствуют тем высоким требованиям, которые мы предъявляем. Поэтому в идеале нам хотелось бы создать школу полного цикла – от первого курса до мастера.

Защита дипломов на АРХ Москве

Пока до этого далеко, но уже сейчас наши дипломы существенно отличаются от дипломов других профессиональных учреждений – и по объему, и по типу «продукции». Наши дипломы сдаются в виде портфолио-отчета и дневника, демонстрирующего способности студента к исследованию проблемы и ее правильному методическому развертыванию в проект. Таким образом, сам проект – не единственный документ, который влияет на оценку студента. Потому что цель нашего образования не сам по себе проект, а студент. Проект может быть чуть слабее, но если проведены хорошие исследования и методическая подготовка, мы понимаем, что при других обстоятельствах этот студент успешно справится и с проектом.

Защита проектов в этот раз проходила прямо на выставке «АРХ Москва» – как впечатления? Какие отзывы у публики?

В формате презентации не было предусмотрено вопросов со стороны посетителей, только от жюри, но могу сказать, что интерес был огромный – толпа на защитах была внушительная. По сути это и была наша экспозиция на выставке – не планшеты, а живые люди, презентующие проекты. Мне кажется, это хорошая и интересная практика: школы должны выставляться в виде живых людей, разговоров и дискуссий – нам этого не хватает. Для студентов тоже был хороший опыт: при большой незнакомой аудитории за ограниченное время внятно изложить суть проекта – серьезное испытание.

Презентация дипломного проекта "Перезарядье"

А что можете сказать о самой выставке этого года?

С хлопотами вокруг дипломов я мало что успел посмотреть. Отметил, что архитектура окончательно отделилась от торговли и дизайна и заняла целиком весь этаж – это очень позитивная перемена, на выставке теперь совсем другая атмосфера.

Заявленная куратором Бартом Голдхоорном тема «Кварталы» сама по себе любопытная и очень злободневная для Москвы, поскольку у нас это превращается в тренд. Однако планировочные решения показанных российских девелоперских проектов вызывают сомнения. Такое ощущение, что слово «кварталы» становится модным, и его используют, чтобы описать фактически любой тип застройки. Этому надо противостоять. А вот то, что привезли иностранные гости, показалось чрезвычайно интересным.

Но вообще мне кажется, что выставку пора переформатировать. Перед биеннале я был на похожем событии в Киеве. На заводе в огромном цеху была сформирована очень живая, интригующая, полноценная архитектурная среда: здесь и выставочные проекты, и дискуссии, и рекреационные территории… Возможно, переход из ЦДХ на другую площадку наполнил бы выставку новым качеством. Когда-то у Барта была такая идея – сделать «АРХ Москву» городским событием, а не событием одного здания. Вот как в Венеции: биеннале – это дело всего города. Гуляешь – и то тут, то там находишь интересные павильончики.

Проект экспозиции «Михаил Рогинский. По ту сторону Красной Двери»

Кстати, в венецианской биеннале вы тоже приняли участие? В каком качестве? И что вам запомнилось как посетителю?

Да, но на сей раз я выступал в неожиданной роли: мне поручили сделать архитектуру выставки выдающегося художника Михаила Рогинского в рамках параллельной программы биеннале. Мне кажется, получилось неплохо, и сама выставка вызвала большой интерес.

Вообще Россия в этом году была представлена богато. Впервые для всех павильонов куратор Рем Колхас задал одну тему, и русский павильон остроумно ее интерпретировал. Ярмарка идей – это любопытно. Те или не те идеи были выбраны – обсуждаемый вопрос. Но у меня больше претензий к визуальной составляющей. В ироническом задоре институт «Стрелка» превратил ярмарку в промышленную выставку, причем скверную, используя характерные для этого элементы. Получилось аляповато-назойливо. Нужно ли было доводить до такого иронического абсурда?

Русский павильон на Венецианской биеннале 2014 года

«Русским» оказался и павильон Антарктиды – смешная утопическая выставка про то, что можно построить в Антарктиде. Наряду с Захой Хадид там было много наших – Григорян, Бродский, Козырь.

Павильон Москвы вызвал двойственные чувства. С одной стороны – роскошно и зрелищно. Но показалось, что из-за недостаточной информационной составляющей – не совсем понятно для непосвященного зрителя. Самое интересное – это дворик с волшебными плитами, но все ли сумеют увидеть маленькую табличку с концепцией Diller Scofidio+Renfro и понять, о чем речь?

Павильон Кореи на архитектурной биеннале в Венеции

Что касается экспозиций других стран, то павильон двух Корей справедливо получил главный приз. Когда Южная Корея выставляет Северную – это важный профессиональный поворот с большой политической составляющей.

Очень сильный павильон сделали французы: признание трагедии модернизма – сильный образ.

Потрясающе артистично сделан павильон Израиля, красиво и умно – у чехов и словаков, интересно и элегантно у Австрии, остроумно, хотя и надуманно, – у Германии – про взаимодействие архитектуры и политики. Швейцарцы своей «летней архитектурной школой» по исследованию архивов апологетов позднего модернизма, архитекторов Седрика Прайса и Люциуса Бургхардта, напомнили мне мой проект 2004 года, когда я привозил в Венецию сто студентов.

Кураторская выставка Elements на венецианской архитектурной биеннале

А вот кураторскую выставку Рема Колхаса («Elements») я считаю абсолютно провальной. На мой взгляд, это был его способ уйти от ответов на реальные вопросы. Когда нечего сказать, то выставляем строительные элементы. Но архитектура – это не стройиндустрия, она не распадается на части. Лично я не могу рассматривать лестницы отдельно от перекрытий. Архитектура – это интегрирование, а не дезинтеграция.


Изображения: march.ru, archi.ru, art1.ru


 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.