От первого лица

Чарльз Ренфро — о парковом буме и благоустройстве Москвы

18 Октября 2017

Партнер архитектурного бюро DillerScofidio + Renfro Чарльз Ренфро интервью «РБК-Недвижимости» рассказал о том, почему «Зарядье» — парк будущего.

 — И защитники, и противники парка «Зарядье» соглашаются в одном: он радикально поменял облик центра города. Вопрос — правильная ли это установка, когда речь идет о строительстве в зоне охраны ЮНЕСКО, на территории с многочисленными историческими пластами?

— И российские власти, и мы, авторы проекта, стремились сконцентрироваться не на историческом прошлом, а на будущем. Этот парк — взгляд вперед, в завтра. Я глубоко убежден, что архитектура должна опережать время. И в этом смысле было бы большой ошибкой оглядываться на контекст и связывать образ парка с соседними сооружениями, пусть даже это Кремль и собор Василия Блаженного. Это разные эпохи, разное видение архитектуры, и не нужно их подгонять друг под друга, пусть они сосуществуют параллельно. Именно благодаря такому контрасту мы можем лучше артикулировать каждый из элементов существующего контекста этого района Москвы.

— Создание, скажем, археологического парка с открытым экспонированием фундаментов гостиницы «Россия», фрагментов старого еврейского квартала эту задачу не решило бы?

— Возможно, но задача была в другом — власти хотели создать многофункциональное пространство для широкой публики, где изначально предполагалось новое строительство. Понятно, что, следуя идее полного сохранения существующего ландшафта, решить ее было невозможно.

— Тем не менее связь между Красной площадью и парком очевидна.

— Мы старались добиться, чтобы визуально парк плавно переходил в Красную площадь, чтобы это было единое пространство — симбиоз природы и архитектуры. И действительно, со стороны набережной видно, как башни кремлевских соборов словно вырастают из холмов парка. То есть мы получили принципиально новое пространство, которого прежде не было в Москве.

— Как сильно трансформировался первоначальный проект в процессе согласования и строительства?

— Концепция была реализована в соответствии с пожеланиями и, главное, возможностями местных команд, наших партнеров. В целом проект не претерпел сильных изменений. Разве что нам пришлось на несколько метров увеличить перепад высоты в парке, масштабировать мост и заменить отдельные материалы, стоимость которых выходила за рамки бюджета.

— Что было самым сложным и самым интересным в работе над «Зарядьем»?

— Сложнее всего, как ни странно, оказалось выстроить коммуникацию между всеми участниками процесса, подрядчиками, которых было огромное количество. Тем не менее вся работа зиждилась на доверительном отношении друг к другу. Другая сложность связана с тем, что строительство велось над подземным паркингом, и это накладывало на нас ряд технических ограничений. Работать в Москве было чрезвычайно интересно — это опыт, не похожий ни на какой другой. Кроме того, сам парк не с чем сравнить — абсолютно новая история не только для Москвы, но и для всей России.

— Сразу после открытия «Зарядья» в администрации парка заявили о случаях массового вандализма — в частности, речь шла о повреждении стеклянного купола и окна медиацентра, краже тысяч растений. И хотя позднее эта информация была опровергнута, тема кажется актуальной. Есть ли такие проблемы в Нью-Йорке и как их стоит решать?

— Вандалы есть везде — и в Центральном парке, и в Хай-Лайне. Бороться с такими людьми нужно, но это ни в коем случае не должно противоречить идее открытости и общедоступности парка. Думаю, проблема в том, что «Зарядье» было не вполне готово к открытию — например, растения не успели прижиться и некоторые люди этим воспользовались. Нужно просто подождать, когда там все разрастется — тогда ничего не вырвешь и не унесешь.

— Идея открытости плохо сочетается с забором, который по периметру окружает «Зарядье». Он вас не раздражает?

— Я, конечно, против любых заборов. Думаю, это вынужденная временная мера, направленная как раз на борьбу с вандалами. Насколько я понимаю, после Нового года забор уберут, потому что, как вы правильно отметили, он противоречит идее открытости парка и вообще идее современности.

— В одном из интервью вы сказали, что концепция разделения города на исторический центр и спальные районы устарела. Но все ключевые общественные пространства в Москве, включая «Зарядье», по-прежнему появляются в центре. Как привнести жизнь в спальные районы и сделать их драйвером развития города?

— Это вопрос городского планирования и распределения транспортных потоков. Впрочем, в Москве дела с этим обстоят не так плохо. Я на протяжении последних пяти лет регулярно приезжал в Москву и видел, как она менялась. Связанность спальных районов с центром за последние годы выросла. Для того чтобы окраины стали драйвером развития города, это главное условие. Плюс, конечно, нужны знаковые проекты — те же парки, культурные центры, места, которые будут притягивать людей из других районов. В США этот механизм давно отлажен: как только появляется новое место, парк или набережная, оно становится новой точкой притяжения горожан, конкурируя с центральными достопримечательностями.

— Вы на протяжении как минимум пяти последних лет регулярно бываете в Москве и можете оценить со стороны те изменения, которые она переживает. Что в них главное?

— Те изменения, которые я наблюдаю на протяжении последнего времени, точно сделали Москву более дружелюбной, гостеприимной и удобной. Думаю, это произошло главным образом за счет создания сети пешеходных маршрутов в центре города, но не только. Например, появилось много мест, где можно просто отдохнуть — это все-таки важный момент для такого мегаполиса, как ваш.

— Какие московские проекты последних лет кажутся вам самыми удачными?

— Не буду оригинальным — это парк Горького, «Музеон», музей «Гараж», Еврейский музей, инновационный центр «Сколково». Все перечисленные объекты сделаны на довольно высоком уровне и могут конкурировать с лучшими мировыми образцами.

— Москва не первый год переживает парковый бум, начавшийся после благоустройства парка Горького. Это временная мода или уже навсегда?

— Такая тенденция набирает популярность и силу во всем мире, и я не думаю, что это связано только с модой. Это естественная потребность городов, которые активно растут и задыхаются от машин. Людям нужны такие оазисы, как парк «Зарядье» или Хай-Лайн, и в будущем таких мест будет появляться все больше. 


Изображения: Максим Григорьев/ТАСС


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.