От первого лица

Юлий Борисов: бассейн «Лужники» — реконструкция творческого метода авторов

18 Ноября 2014

В работе известного московского бюро UNK project — проекты жилых и общественных зданий, интерьеры и частные дома. Но, пожалуй, самым резонансным на сегодня является проект реконструкции бассейна Лужников, с которым UNKproject победили на международном конкурсе. Об идеологии этой реконструкции, а также о своих впечатлениях от участия в архитектурных конкурсах нашему порталу рассказал глава бюро Юлий Борисов.

В конкурсе на проект бассейна спорткомплекса «Лужники» UNK project были единственной командой, кто не стал делать из здания современный акцент в сложившемся ансамбле 1950-х. Почему?

У нас было задание — реконструкция бассейна Лужников. В данном случае мы в большей степени реконструировали не сами конструкции, а некий авторский замысел. Первоначально по композиции здесь был задуман комплекс из трех зданий — Большой спортивной арены, Малой спортивной арены и бассейна. БСА тогда была без канопе кровли, малая — тоже ненакрыта, как и сам бассейн. В этой композициия вижу парафраз из Колизея и двух парфенончиков по бокам. На самом деле, проектирование всего комплекса заняло тогда всего 90 дней.

Историческая фотография бассейна «Лужники».

Историческая фотография бассейна «Лужники».

Перед олимпиадой 1980 года Малую арену закрыли, удлинили, композиция нарушилась; бассейн остался маленьким — и мы его сейчас подровняли до тех же параметров.Но я подчеркну, что у нас все-таки не новое строительство, а реконструкция, и авторы здания у нас сохранились прежние. Я считаю это единственно правильным решением — эволюционно развивать комплекс и с точки зрения заложенных в нем градостроительных приемов, и архитектурных решений. В своем проекте мы следуем логике автора бассейна, архитектора А.В.Власова, и воссоздаем симметрию первоначального замысла.

Расскажите, пожалуйста, какие именно приемы и темы роднят ваш проект бассейна со стилистикой спорткомплекса 1950-х?

Бассейн был очень «воздушным» зданием. Для создания этого эффекта и «облегчения» увеличивающихся объемов здания мы обратились к приему, который использовал один из соавторов бассейна, архитектор И.Е.Рожин в оформлении кессонов станции метро «Автозаводская». В решении карниза мы планируем использовать увеличенную копию барельефа, который ранее находился на заднем фасаде здания. Таким образом, он будет виден с важнейших точек — метромоста и с Воробьевых гор. Тут мы тоже следуем логике архитектора Власова, который, как известно, помимо решения крупных градостроительных задач (в разные годы он был главным архитектором Киева и Москвы) огромное внимание уделял прорисовке всех элементов здания.

Историческая фотография бассейна «Лужники»

Также планируем вернуть на фасад статуи — мы обнаружили их на одной из архивных фотографий, на пьедесталах центрального фасада. Буквально через два года после ввода здания в эксплуатацию они были демонтированы.

А что с силуэтом бассейна? Вы как-то упоминали, что у здания в целом 5 фасадов: пятым выступает вид сверху, хорошо просматриваемый со смотровой площадки и с метромоста. Узнаваемым стал вид с открытой чашей бассейна и спускающимися к ней трибунами. Как будет теперь?

Надо всем зданием будет большой цилиндрический стеклянный пассаж, и в одной из зон он будет раздвигаться. При реконструкции мы учитываем хорошую просматриваемость кровли здания издалека, в связи с чем все инженерные коммуникации аккуратно спрятаны внутри объема здания. Силуэт немного поменяется, бассейн, как я говорил, подрастет, но сам образ останется прежним. Ядаже думаю, что большинство жителей, кто не в теме, придут через два года и даже не поймут, что здесь что-то изменилось.

Поясните, пожалуйста, принципиальным ли было в вашем проекте сохранение стен старого здания?

Конечно, печально, когда видишь снос здания коллег, но, к сожалению, качество строительства и тем более эксплуатации такого экспериментального для России объекта как открытый бассейн, привело к значительному износу всех конструкций, что показала независимая экспертиза ЦНИИСК им.В.А. Кучеренко. Заказчиком было принято решение по полному демонтажу здания. Однако я убежден, если новое здание сохраняет идеи, заложенные авторами, гармонично сосуществует с окружающей застройкой, качественно спроектировано и построено — его можно признать удачным. Для нас — это главным образом проект реконструкции творческого метода авторов, нежели реконструкция элементов здания.

Историческая фотография бассейна «Лужники»

Проект реконструкции бассейна «Лужники»

Как житель района Хамовники, как бы вы хотели, чтобы развивалась территория Лужников в перспективе?

У Лужников есть определенная проблема: в свое время была идея, что это некая территория спорта, но спорт как массовая культура с этими спортсменами в сатиновых трусах, пионерами на парадах — исчез. Т.е. если это детский спорт — он сегодня существует либо в секциях, либо в школах, взрослые посещают фитнес. Т.е. поменялась структура задач, но отражение в функциональной структуре всего комплекса не произошло. Да, здесь проводятся большие городские и спортивные мероприятия, но это больше связано с профессиональным спортом. А горожанам что с этого? Лужники сейчас занимаются поиском этой концепции, она должна быть на стыке архитектуры, урбанистики, социологии, спорта, но ее пока нет. А вот для Парка Горького такую затравку нашли — дали огромное количество активностей, нашли эту функцию, этот симбиоз.

Проект реконструкции бассейна «Лужники»

Проект реконструкции бассейна «Лужники»

Вторая проблема — территория Лужников крайне сложна в логистике. Это такие парки, в которые идти от одной части до другой — полчаса, минут 40 и никакого интертеймента, пешеходной улицы....Плотность территории пока недостаточна по насыщенности, и пользуется ею локально —в основном, набережной, которую облюбовали велосипедисты и бегуны. Но внутрь территории очень мало кто заходит. Во время спортивных мероприятий эти огромные пространства позволяют вместить большие массы людей, но в обычное время, при довольно дорогих эксплуатационных затратах, ими мало кто пользуется. С другой стороны, я не сильно грущу как житель, потому что со временем, может быть, эта задача будет решена более качественно. Это очень хороший резерв территории, может, его и не надо сразу пытаться сделать хорошо, а надо чуть-чуть подержать.

Проект реконструкции бассейна «Лужники»

Вы были в составе жюри недавнего конкурса на реконструкцию комбината «Простор». Что Вы думаете о самой процедуре и о результатах этого соревнования?

Конкурсы — не единственная, но одна и самых продуктивных форм выбора правильного решения, особенно, когда речь идет о неком мозговом штурме. Мы сами стараемся во многих конкурсах участвовать. Но сразу оговорюсь, что есть вещи, которые мешают. Пока точка ответственности — это выбор победителя, что дальше происходит с реализацией проекта —все еще не совсем отработанное поле. Сейчас часть конкурсов удачные, часть не имеют развития, и некоторые архитекторы начинают задумываться — а надо ли участвовать в конкурсах, потому что гарантии того, что это будет реализовано, немного.

Здесь, на мой взгляд, просто должны быть разные формы «морковок» — сейчас основная это заключение договора с победителем, но она не всегда выполняется. Если девелоперы не уверены, что они реализуют проект —тогда пусть кто-то получает мало денег, а тот, кто прибежал первым, получает больше, а дальше просто авторские права переходят к заказчику, а он хочет — строит, хочет — нет. Просто надо инструментарий подработать, но конкурсы точно нужны, они работают. Хорошо, что Москомархитектура этот вопрос поддерживает, хотя, конечно, в первую очередь конкурсы должны продвигать профессиональное сообщество, девелоперы и архитекторы.

Конкурсный проект реконструкции кондитерско-булочного комбината «Простор». 1-е и 2-е место © «Моспроект-2» + «Прогресс»

Конкурсный проект реконструкции кондитерско-булочного комбината «Простор». 1-е и 2-е место © «Архстройдизайн АСД» + MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE

Что касается конкурса на комбинат «Простор», скажу, что заказчик, да и я сам были очень удивлены результатами. Архитекторы —дай им волю —хотят сделать максимально красиво, весь мир переменить, у них крылья вырастают, хотя в данном случае задачи были очень локальные и технические. Заказчик захотел просто улучшить фасады — он четко и ясно и в постановочных встречах, и в ТЗ это указал. На 1 этапе конкурса часть конкурсантов просто предлагали снести здание — т.е. действующие цеха, которые производят эти тортики — они их двигали, смещали, предлагали что-то новое построить вместо этого.Бывают конкурсы идей, но этот-то абсолютно технический. Тоже самое произошло во 2-ом тапе — ряд был классных идей с точки зрения архитектуры, просто шикарных, но не соответствовавших запросу.

Среди проектов UNK project — жилая застройка, коттеджные поселки. Сегодня много говорится о повышении комфортности жилой среды, в частности, в условиях индустриальной застройки. Что вы думаете по этому поводу?

На мой взгляд, проблема не в том, какие технологии применяются при строительстве. Сейчас зачастую визуально не отличишь монолитный дом с кирпичными стенами от панельного. Основная проблема в нормативной базе, которая направлена на застройку микрорайонов секционными домами высокой этажности. Нормы практически являются инструкцией по проектированию такого типа жилья. И как бы архитекторы ни старались, всё равно получается застройка, от которой отказались в цивилизованных странах еще в 70-е года прошлого века. Если вы едете по рельсам, то какой бы классный поезд у Вас ни был, вы всё равно приедете туда, куда ведут рельсы.

Да, нормы потихоньку меняются. Так появилось требование об обеспеченности 1 машиноместа на квартиру. В реальности, при средней квартире в 50 кв. м объем строительства гаражей достигает 40-50% от общего объема жилого строительства. И если в люкс и бизнес классе можно размещать машиноместа в подземных паркингах, то как быть в социальном и жилье эконом-класса? Ведь тогда стоимость строительства может вырасти более чем в 1.5-2 раза. Конечно, рационально строить наземные продуваемые паркинги в первых этажах, но по нормативам над ними жилье можно строить через технический этаж, что малоинтересно для малоэтажки, да и расстояния до окон делают это не возможным.

Жилой комплекс «Голландский квартал» в Ивантеевке

Ситуация с санитарными нормами приводит к разряженной застройке, что негативно сказывается на доли стоимости земельного участка, благоустройства и коммуникаций в цене квадратного метра. А ситуация с предельной высотой в ограничениях приводит к однообразию застройки. Квадратные метры эксплуатируемых кровель здания, предназначенных под рекреационные зоны и озеленение, считаются так же, как и коммерческая площадь. Естественно, при всём желании, инвестор не станет это делать. И таких примеров множество.

Конечно, в своих проектах мы стараемся сделать среду визуально разнообразной, сомасштабной человеку, стараемся организовывать безавтомобильные дворы, удобство доступа к личному автотранспорту, максимально гибкие и эффективные планировочные решения, разнообразные фасадные решения. Детальное знание нормативов, умение в рамках законодательства избирательно применять их, позволяет создать среду обитания, напоминающую среднеевропейскую. Однако, всем очевидно, что необходимы кардинальные сдвиги в нормативно-правовой базе, чтобы такие проекты были стандартом, нежели исключением из правил.

Офис компании


Изображения: UNK project, фото Лужников и проектов реконструкции комбината "Простор" предоставлены организаторами конкурсов


публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.