Открытый город 2017 В СТАТЬЯХ
От первого лица

Тур Инге Йемдал: Архитектура должна стать частью базового образования

14 Июня 2017

Что делают норвежцы, чтобы добиться того безусловного качества архитектуры, которым знаменита скандинавская школа? «Портал Архсовета» беседует с директором норвежского Центра архитектуры и дизайна DOGA (Norwegian Centre for Design and Architecture) Туром Инге Йемдалом о том, как в Норвегии проводятся архитектурные конкурсы, продвигаются молодые команды и популяризируется сам архитектурный дискурс.

Архсовет: В Норвегии архитектура — высочайшего качества. Как вы это регулируете?

Тур Инге Йемдал: Во-первых, очень сложно определить само понятие качества. Это почти невозможно. Несколько лет мы пытались определить, что значит качество в архитектуре. Ведь, прежде всего, необходимо задать вопрос: для кого эта архитектура? Для вас или для того, кто собирается строить, для кого создается это качество на самом деле? Это понятие крайне трудно определить, потому что у разных людей разные ответы на этот вопрос. Как-то, работая над проектом, я провел небольшой опрос, в ходе которого спросил об этом семерых людей, по-разному заинтересованных в данном строительстве, и оказалось, что все они представляют качество по-разному. Итак, в первую очередь, действительно трудно определить, что значит качество в архитектуре. Но думаю, я знаю, что вы имеете в виду.

Во-вторых, необходимо определить факторы, формирующие качество. Кто контролирует и обеспечивает выполнение этого качества? Один из способов достичь этого — соблюдение определенных норм и правил.

Foto: Sverre Chr. Jarild

Я всегда говорю, что соблюдение норм способно обеспечить минимальное качество. Если вы будете выполнять установленные требования, вы получите лишь самый минимум, и это нормально

Затем, скажем, следуют определенные организации, которые стараются что-то сказать по поводу качества и обеспечить его выполнение. И третьим фактором является рынок, который, возможно, представляет собой наиболее важный фактор с точки зрения обеспечения качества. Именно рынок формирует уровень качества. Потому что, например, в Норвегии, при наличии хорошо регулируемого рынка, не будет спроса на жилье плохого качества — люди просто не захотят его покупать.

Насколько я понял, особенность российского рынка состоит в том, что население не обладает достаточным уровнем осведомленности в вопросах архитектуры и не имеет правильного понимания того, что вообще значит архитектура и какой она может быть. В результате чего, люди просто не знают, какой уровень качества требовать. И то же самое происходит в Норвегии.

Foto: Adobe Stock

Если в стране нет хорошо функционирующего рынка, то и спроса на правильный уровень качества не будет

— Я бы добавила к этому то, что в России еще и другие масштабы строительства....

—Я знаю, но это не является эффективно функционирующим рынком с точки зрения обеспечения качества. Очень трудно определить, что нужное качество достигнуто. Один из способов, как сделать это — необходимо обучать предпринимателей, строителей, застройщиков, чтобы они четко знали, что значит качество, и старались строить в соответствии с этими параметрами, а не просто сосредоточиться на получении прибыли.

— То есть, вы говорите о популяризации и привлечении широкой общественности к архитектурному дискурсу?

—О, это безусловно! И я бы посоветовал делать даже больше, потому что я считаю, что архитектура крайне важна — она формирует нашу жизнь. Хорошее качество — это хорошая архитектура, которая выводит жизнь на новый уровень. Если это региональный сегмент, то общественность также получает такие знания и (конечно, иногда немого навязчиво) принимает участие в формировании городской среды. Как по мне, этот вопрос должен обсуждаться на том же уровне, как, например, экономика в новостях — там всегда много говорят об экономике...

Архитектура и территориальное планирование должны также стать обязательной темой при обсуждении модели общества, которое мы хотим создать

 То есть перенести вопросы архитектуры в общекультурный дискурс?

— Да, при помощи обучения. Именно в этом мы как архитекторы сможем помочь. Не в плане упрощения подачи материала, а используя правильный язык в плане общения, ведь общение очень важно. Например, если вы министр, говорите «лестница», вместо «вертикальная коммуникация» — фраза «вертикальная коммуникация» очень трудна для понимания, а вот слово «лестница» будет понято всем. Такой подход не подразумевает снижение интеллектуального уровня дискуссии, даже если вы используете простой язык. Не стоит делать общение более интеллектуальным, чем оно есть на самом деле. Таким образом, это первый способ, связанный с особенностями общения.

Второй способ заключается в том, чтобы профессиональная архитектура и архитектурные знания стали частью базового образования.

Дети начинают дошкольное обучение в возрасте пяти-шести лет, так же и изучение архитектуры должно стать естественной частью образовательной системы

Архитектура, как точка пересечения всех аспектов жизни, это некое знание, обладая которым вы сможете обсуждать историю, социальные изменения, также можно изучать физику на таких примерах... Архитектуру можно полностью интегрировать в образовательную систему, что, увы, не происходит сегодня. Роль школ как форм коммуникации очень важна.

Foto: Johnny Syversen

— А вот молодым начинающим архитекторам в Норвегии помогают продвигаться, выходить на рынок?

—Это непросто, потому что молодые архитекторы всегда стремятся быстро войти в рынок, в то время как застройщики не проявляют такого желания, ведь они ценят опыт, ноу-хау, умение делать вещи правильно. Однако и молодежь может сделать свой вклад, но не так, как опытные специалисты.

На протяжении нескольких лет в Норвегии действует программа по продвижению молодых архитекторов. У нас также имеется договоренность с правительством, согласно которой регулируется их участие в архитектурных конкурсах, в том числе закрытых

Например, если для участия в таком конкурсе приглашаются четыре-пять архитектурных компаний, то одна из них должна быть представлена, как мы их называем "Уайлд-кард«— это означает, что такая команда должна обязательно состоять из молодых архитекторов. Я также помогал одной команде, чтобы они смогли участвовать в программе на равных условиях. Таким образом, молодые люди получают шанс участвовать в конкурсе, а также имеют реальную возможность победить в нем, ведь все такие конкурсы предполагают анонимность предложений.

Другой способ — это, конечно, продвигать, обмениваться информацией, визуализировать и показывать свои достижения и уровень качества, который они могут достичь. Это нужно делать также для того, чтобы застройщики и спонсоры понимали, какими должны быть эти параметры, и какой вклад архитектора необходим.

Foto: Inge Clemente

—Расскажите, как организовываются архитектурные конкурсы у вас в стране?

— У нас в Норвегии существует специальный секретариат, в задачи которого входит организация конкурсов на национальном уровне. Участие в них достаточно открыто — у нас проводится много национальных конкурсов, в которых могут участвовать международные компании. Есть несколько способов сделать это. Есть заказные конкурсы — но это не конкурсы в чистом виде, а скорее способ реализации. Когда приглашаются специально выбранные участники, затем идет конкурс в отношении цены — вы назначаете цену, чтобы выполнить еще один заказ. Конкурс, основанный на интервью, на портфолио участников, это также один из вариантов.

Вся эта деятельность включает в себя не только соблюдение условий для участия в конкурсе и получения гонорара, и это не просто работа с архитектурой. В задачи архитекторов также входит сотрудничество с разработчиками — теми, кто фактически реализует эти новые проекты; еще их нужно убедить, что хороший способ реализовать проект — через конкурс. В этом случае можно получить совсем другой результат, в отличие от того, что вы себе изначально представляли. И соответственно тогда вы получаете другую стоимость, другие проекты и другие идеи.

— Как вы думаете, архитектуре стоить быть «модной», соответствовать современным тенденциям, например, трендам Венецианской биеннале?

— Всегда трудно заметить и понять текущие тенденции. Мы в нашем Центре (Norwegian Centre for Design and Architecture — ред.) пытаемся показать то, что архитектура в Норвегии имеет какую-то ценность. Не сегодня, но лет через десять мы сможем оглянуться назад и рассмотреть это как искусство, как, скажем, «архитектуру начала 2010-х», имеющую определенный характер. Особенность нашей архитектуры состоит в том, что строительство основано на определенных ценностях: качество, многообразие, демократия, к которой мы стремимся, участие, открытость и, конечно, учет личностных особенностей — архитектура находится в прямой зависимости от таких ценностей.

Мы видим, что архитектура отражает суть основных ценностей, но, конечно, можно говорить и о стиле, о разнообразии форм, потому что сейчас Норвегия очень многообразна. К тому же, здесь следует упомянуть о том, что норвежская архитектура отражает принципы устойчивости, не только социальной, но и в климатическом плане, где присутствуют некоторые отличительные особенности, такие как легкость, использование света, а также то, что для интерьера характерны белые тона, что визуально делает помещения просторными и светлыми.

После работы в этой области в течение нескольких лет, я понял, что меня восхищает это прямое отношение между обществом, которое мы строим — не только на политическом уровне, но и в плане культурного наследия, и архитектурой и окружающей средой, которую мы формируем.

Благодарим АРХ Москву и архитектурный журнал speech: за организацию лекции Тура Инге Йемдала "Norway: top-10" и помощь в подготовке материала.


Изображения: (c) DOGA, foto: Perann Sylvia Stokke


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.