ENG
 
Комфортный город 2018. Широкий в статьях
От первого лица

Основатели бюро ARCHPOINT рассказали об особенностях проектирования баров и ресторанов

19 Января 2018
1 из 7
2 из 7
3 из 7
4 из 7
5 из 7
6 из 7
7 из 7
1 / 7

Увеличить

В Москве в третий раз проходит международный конкурс Archpoint Concept Awards, в котором принимают участие молодые архитекторы и дизайнеры. Его цель –  выявить новые дизайнерские и концептуальные походы к созданию мест общественного питания в современном городе.

Портал "Архсовета Москвы" поговорил с инициаторами премии – архитекторами Валерием Лизуновым и Анжелой Моисеевой, основателями бюро ARCHPOINT, – о тенденциях в дизайне общественных интерьеров и их связи с архитектурой.

— В чем основные черты общественных интерьеров в сфере общественного питания в России?

Анжела Моисеева: В современной Москве сохраняется тенденция – копировать успешные западные проекты. Так как большинство ресторанных концепций – это переосмысленные импортные аналоги, архитекторы скорее опираются на те идеи, замыслы, которые почерпнули за рубежом. Но нам интересно найти свой самобытный дизайн, который ни на что другое не будет похож. 

Например, спроектированный нами бар PARKA на Пятницкой придуман и реализован нами от начала до конца. Придумывая интерьер, мы делали его похожим на сауну, этого удалось добиться через натуральные материалы и кинестетическое ощущение. Большая часть мебели изготовлена по нашим чертежам.

— Должны ли быть связаны интерьер ресторана и экстерьер, архитектура здания? 

Валерий Лизунов: Мы стараемся, чтобы помещение ресторана не вступало в конфликт со зданием, в котором расположено. Интерьер не должен вырываться из общего контекста. Важно учитывать взаимосвязь внешнего здания и внутреннего пространства, во всем должна присутствовать логика. Наример, в современных зданиях мы не используем старинные кирпичи, и в то же время не пытаемся сделать из старинного подвала что-то абсолютно современное.

— Конкурс на лучшую ресторанную концепцию для современного города Archpoint Concept Awards тоже в какой-то степени помогает ответить на этот вопрос – поиск самобытного для России дизайна и ресторанных концепций. В прошлом году вы предлагали разработать проект кофейни или винного бара для Технопарка Сколково. В этом – придумать свою оригинальную концепцию ресторана в формате street food (уличной еды) или food truck кафе. Расскажите, как возник конкурс, и кто в нем участвует.

Валерий Лизунов: Кроме работы над проектами, мы ставим перед собой задачу воспитывать кадры, предоставляя молодым специалистам реальную возможность поработать над актуальной задачей, заявить о себе на рынке. К участию приглашаем в основном начинающих карьеру дизайнеров, архитекторов и тех, кто хочет связать свое будущее с ресторанной культурой. Чтобы проекты получились реализуемыми, предлагаем рестораторам и архитекторам объединиться в междисциплинарные команды: ведь создание ресторана - это всегда совместная работа. Предложенные идеи оценивает жюри, в которое вошли ведущие архитекторы, ресторанные критики, авторы концепций известных в городе заведений. Проекты участников принимаем до 21 января 2018 года.

— Мы сидим в ресторане Wine and Crab в Третьяковском проезде, спроектированном тоже вами, расскажите поподробнее о проекте.

Валерий Лизунов: Первоначально это помещение было похожим на гламурный клуб, отделанный мрамором и полированными панелями. По нашей концепции Wine and Crab  – это такой винный погреб с эстетикой приморского ресторана, поэтому мы очистили стены до кирпича. А в основу дизайна положили тонкую игру контраста между дорогими и демократичными материалами: мрамор и МДФ, напоминающий картон, дорогая кожа и черный металл. Сделали деревянные полы для уюта, поставили современную скандинавскую мебель, добавляющую демократичность месту. В этом проекте  учитывали тенденции, пользующиеся успехом у современных горожан, которые позволяют заведению быть «в тренде».

Анжела Моисеева: Свою работу над проектом мы всегда начинаем с “предконцепции”: на этой стадии занимаемся в первую очередь анализом места, в котором будет располагаться заведение: предлагаем либо свои решения, либо объясняем заказчику как сделать его концепцию работоспособной. После этого приступаем к дизайну проекта, к разработке стиля. 

— Три года назад в Москве ввели новые правила создания летних веранд, в результате чего многие веранды были демонтированы. Сейчас летники - это как правило просто зонты от солнца. Как новые правила повлияли на вашу работу?

Анжела Моисеева: Когда в ресторане присутствует уличная терраса, вопрос о взаимодействии с внешним обликом здания становится наиболее актуальным.

Валерий Лизунов: Фактически в 2014 запретили внутри Садового кольца строить сооружения с закрытыми стенами и крышами. В качестве навесов можно использовать только зонты – однокупольные или многокупольные. Это нововведение имеет и свои плюсы –  общий дизайн-код, уход от безвкусных шатров. И свои минусы тут тоже есть - все-таки мы северная страна. У нас слишком короткое лето, погода которого при этом часто бывает непредсказуемой. Во многих ресторанах или кафе при малейших осадках начинает происходить хаос. 

По правилам, введенным в 2014 году, все летние кафе должны быть пастельных тонов. Это тоже спорное решение. Если дизайнер считает, что яркие цвета впишутся не только в концепцию ресторана, но и в окружающую архитектуру , то можно сделать летнее кафе и ярким.

— А как в этом контексте вы смотрите на снос «самостроя»?

— Я считаю, что борьба за архитектурную «чистоту» города – это правильный шаг. Например, станция метро “Чистые пруды” смотрится совсем иначе, когда она не обнесена вокруг двухэтажными павильонами с шаурмой и цветами. Торговый центр в форме пирамиды, который снесли рядом с Пушкинской площадью  тоже смотрелся, на мой взгляд, дико. В то же время в таком деле всегда требуется чувство меры и такта. Не весь «архитектурный планктон» – ларьки, павильончики, будочки - надо сносить. Кое-где они действительно нужны людям 

— В 2015 году вы впервые приняли участие в Архстоянии, а в 2016 году вообще закопали свой “Гелендваген” в Никола-Ленивце. Как вы, архитектор, имя которого связывают прежде всего с общественными интерьерами, решили заняться таким “чистым” артом?

Валерий Лизунов: Мы познакомились с кураторами фестиваля - Антоном Кочуркиным и Юлией Бычковой в самом начале 2015 года. Мне давно хотелось принять участие в Архстоянии - и два года назад нам предложили сделать проект входной группы местного Дома культуры. С одной стороны, это был во многом наш профиль - делать функциональную архитектуру (фестиваль 2015 года в целом делал акцент на функциональности - помимо нашего проекта там работали с созданием остановки, въездного знака и переосмысления здания бывшего Сельпо), а с другой – это была возможность поэкспериментировать. На следующий, 2016 год, мы наоборот предложили совершенно нефункциональный объект (тема фестиваля была «Убежище») - закопанный мерседес гелендваген. Он стал одним из главных хитов фестиваля. И после объект был номинирован на премию в области современного искусства «Инновация».


Изображения: .

 

Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.