От первого лица

Алина Сапрыкина: Современные музеи все больше подходят для самообразования

28 Сентября 2017

В рамках проекта «Открытый город», который проходит в Музее Москвы, его директор Алина Сапрыкина рассказала о том, какие изменения переживает главный городской музей, и какие возможности может открыть собрание вузов на одной площадке.

Сложно не заметить, что вектор развития современных общественных пространств, в том числе музеев, сильно изменился. В какую сторону?

— Музеи становятся популярными. Приятно, когда музеи становятся лидерами культурной жизни и новых инициатив, такими лидерами мнений, пространствами развития. Плюс, мне лично кажется, что мы очень сильно идем в сторону образования. Если раньше считалось круто, что музей из места хранения коллекции превращается в место ее презентации, а также в место для культурного досуга, то сейчас уже можно сказать, что эти изменения многими успешно пройдены. Я думаю, уже свершилось такая маленькая революция в жизни музеев – посещаемость музеев и популярность как раз и являются ее результатом. Сейчас следующий этап: из мест, ассоциирующихся с выставками и экскурсиями музеи превращаются в сложные пространства, работающие для широкой аудитории и состоящие из разного. В музеях открываются медиатеки, мастерские, коворкинги, резиденции, лектории, кинотеатры и т.п. Это происходит не только в Музее Москвы, но и в Третьяковской галерее, Еврейском музее и т.д. Посмотрите, как устроен парк «Зарядье» – это тоже об этом.

Но если говорить о концептуальном векторе развития, то я считаю, что он идет в сторону образования. Причем в сторону образования не только классического, когда школы могли бы приезжать в музеи и делать урок в музее как часть образовательной программы. Современные музеи все больше подходят для самообразования. Причем как для детей, так и для более взрослой аудитории. Выстраивая для себя такой тип существования, музеи имеют больше перспектив быть не только популярными сегодня, но и оказаться одной ногой в будущем. Ведь мир усложняется, сейчас почти любую информацию можно найти в интернете. Сам человек, особенно житель мегаполиса, сегодня как бы сам моделирует себя. Он собирает свои знания, формулирует запросы, формирует интересы. Он сам делает это благодаря интернету, книгам, площадкам, разным мероприятиям, тому, как вообще устроен большой город. Ведь это тенденция прежде всего больших городов.

Но ваш музей – вообще уникален, он полностью посвящен городу, Москве. А Москва все время меняется. Как вы работаете с этим? 

— Музей города – любой такой музей в мире, будь то Музей Лондона, Музей Парижа или Музей Токио, Музей Шанхая – сейчас несет две основные функции. С одной стороны, он хранит всю историю своего города, а с другой – презентует все самое интересное, что происходит в этом городе сегодня. Городские музеи – социальные, очень художественные, динамичные и активные. Например, у нас в Музее Москвы проходят не только театральные постановки, кинопоказы, концерты, блошиные рынки, фестивали, fashion-показы, но и открытия новых имен в искусстве, в городской культуре, а также обсуждения важных городских тем, программы реновации или т.п. Потому что мы – музей города. А город – это все, что нас окружает, но главное – это мы сами.

Музей Москвы старается рассказывать о Москве разными средствами, передавать не только историю, но и дух, жизнь, и динамику города прямо сейчас. Поэтому у нас органично соседствует выставка археологических находок программы «Моя улица» и выставки современных художников, размышляющих на урбанистические темы. Но опять же, все, что происходит у нас, посвящено Москве. Просто мы исследуем город разными способами и презентуем его разными языками. И это самый прогрессивный сегодня подход для городских музеев. Потому что в отличии от искусства, которое можно собирать-собирать, а потом показывать, и так делают художественные музеи и галереи, и это для них главное, это их работа на вечность, так вот наша работа связана и с историей, и с тем, что происходит прямо сейчас. Поэтому у нас нет ничего постоянного, даже постоянной экспозиции нет. Мы живем временными проектами, разнообразными. Но постоянной экспозиции у нас нет, конечно, не поэтому. Просто наш музей находится в пока неотреставрированном комплексе. Это при всем при том интересном направлении развития, о котором речь.

Все музеи, не только городские, идут к формату постоянной ротации выставок?

— Думаю да. Связано это прежде всего с тем, что технические средства показа выставочных проектов сейчас столь затейливы и дают настолько больше возможностей, чем даже 3-5 лет назад, что музеи, которые делают экспозиции лет на 10, как бы попадают в плен сами к себе. Они становятся заложниками технических средств десятилетней давности. И чтобы этого не происходило, имеет смысл сейчас, планируя экспозицию или долгую выставку, предусматривать пространства изменчивого контента и сменного технического обеспечения подачи материала. Вчера мы работали с тачскринами, сегодня с голограммами, завтра появится еще что-то. Если ты этого не предусмотришь, то попадаешь в аут. Чтобы этого не случилось, мы имеем в виду то, что в высшей математике, например, называется принципом комбинаторики, а в биологии характеризуется адаптивным характером модификаций. Продукт, который должен появиться как результат этой работы, станет продуктом синтетического характера, и это еще одна из важных реалий музейного будущего, мне кажется.  

Но технические средства сегодня - главное?

— Вовсе нет. «Средства» - ключевое слово здесь, то есть они дают нам лишь способы рассказа или показа. Структурирование информации, ее дизайнирование, сам визуальный язык сегодня, конечно, имеет большее значение, чем сто лет назад. Дети и молодые люди заточены на картинку. Если слова – то их должно быть мало, внятно, быстро, четко и желательно в виде инфографики. Потому что сегодняшняя психология связана с доступом к огромному количеству информации, а также темпом. Ведь общую информацию по любому поводу ты сегодня сам можешь найти, не выходя из дома. Эти возможности меняют человека так, что он очень живо и четко ловит все реально содержательное, новое и талантливое. Поэтому экспозиция, даже очень хорошо сделанная, но которая будет просто стоять, законсервированная, недвижимая – не очень хороший путь.

Но главное – содержание. Чтобы что-то технично и красиво показывать, должно быть то, что надо показывать. Искусство рассказывания содержательных историй, в нашем случае историй о Москве, о ранее живших здесь людях и о нас самих, суть нашей работы. 

Все это мы хотим учесть при создании нашей постоянной экспозиции, которой сейчас просто нет. Последняя – и единственная в истории Музея Москвы, которому вообще-то самому недавно исполнилось 120 лет – экспозиция была сделана еще при Сталине, к 800-летию Москвы, когда музей находился на Новой площади, в бывшем Храме Иоанна Богослова, который некоторое время назад был музеем освобожден и возвращен церкви. Вообще, у музея нашего своя сложная история – он четыре раза переезжал, пять раз менял название. Как мы говорим – Музей Москвы всегда являлся «зеркалом» изменений Москвы, жизни в Москве.

У Музея Москвы большая коллекция?

— Наша коллекция – это Москва от неолита до авангарда, до наших дней и даже больше – это Москва будущего.Это одна из самых масштабных и уникальных в России коллекций – более миллиона единиц хранения. Вся Москва у нас представлена в вещах. Очень хочется когда-нибудь показать все это богатство, многие предметы единичны, просто единственные в мире, являются жемчужинами коллекции. Предъявить собрание музея хочется в двух форматах. Первый – в виде уже описанной постоянной экспозиции, где реальные артефакты будут усилены современными техническими средствами,  второй – в виде модного сейчас у музеев «открытого» хранения, здесь, мне кажется, не надо «изобретать велосипед». 

Экспозиция должна показать, как возникла (кстати, здесь можно будет поразмышлять о более взрослом возрасте Москвы, если что, почву для рассуждений дают археологические находки последних лет в Москве), как жили в городе в разное время – чтобы, пройдя за час-полтора по экспозиции, сложилась картинка по всей истории города. Другое дело – это открытое хранение. Это – о доступности. Чтобы коллекция не хранилось где-то в запасниках, тайно, а чтобы она тоже работала как аттракцион – это общемировой тренд.

В последнее время было много идей по привлечению архитекторов к оформлению выставок. Вы не задумывались об этом?

— Привлечение архитекторов к музейной жизни – мы всегда этим занимались. Музей Москвы работает с архитекторами, и с молодыми, и с именитыми, по крайней мере, с первого дня моей работы здесь. Превратили  двор из парковки с автомойкой по центру (именно в таком виде двор достался музею после переезда) в новое городское общественное пространство – с помощью архитекторов: в первое же лето нам оформили двор ребята из архитектурного бюро «Новое». Они выстроили небольшие павильончики, которые были типа миниатюрами самых знаковых архитектурных сооружений Москвы: мини-домик Мельникова, уменьшенная сталинская высотка, хрущевка, небольшой Храм Христа Спасителя и мини-мавзолей. И у каждого домика была своя функция для проведения уличных мероприятий во дворе музея: от пространства для показов кино или концертов, проведения детских мастерских, от буфета  до мини-выставочного зала.

К тому же, несмотря на то, что глобальные работы по реставрации Музея Москвы еще не начались – комплекс музея уже некоторое время локально преобразовывается, ремонтируется и благоустраивается. Мы постепенно, своими силами, и силами города приводим его в порядок. И видно, как все меняется – буквально за последние три месяца, в рамках «Моей улицы», программы благоустройства Москвы к юбилею, нам отремонтировали и выкрасили все фасады корпусов: и снаружи, от улиц, и внутри двора. Поменялось мощение вокруг музея, расширился тротуар рядом с нами. В районе Садового появилась подсветка. Внутри он меняется медленнее. Связано это с тем, что мы хотели бы провести реставрацию всего комплекса поэтапно, не выезжая еще раз куда-либо с нашей огромной коллекцией.

Многое ли изменится после того, как все работы будут завершены?

— Новой должна стать пропорция музея статичного (экспозиция и открытое хранения) и музея динамичного (то, что мы называем «быть больше, чем музей» ) – она будет выражаться как 1 : 1. Постоянное – это одна половина музея, а другая половина пространств должна работать в виде многофункциональных залов сменных проектов, показывающих все то, что происходит в столице сегодня: выставочные, образовательные, залы для презентаций, театральных и кинопоказов, для городских конференций, мастерские, лекториии и так далее. Проект «Открытый город», организуемый Москомархитекторой, где куратором является Сергей Кузнецов, как и большое мероприятие, включающее выставку и конференцию, к 25-летию Московской биржи, которое проходит в эти в другом корпусе Музея Москвы – это примеры динамичных проектов современного городского музея.  

В этом году «Открытый город» проходит в вашем музее второй год подряд. Насколько полезны выставки такого формата?

— Мы очень рады, что этот проект проходит именно в Музее Москвы. Для меня лично это созвучная идея. Когда-то мне удалось собрать – в Artplay, впервые – большую объединенную выставку главных художественных вузов города. Там были и Британская школа дизайна, и Школа Родченко, и Свободные мастерские ММСИ, и Институт проблем современного искусства, и Строгановка, и другие. Тогда это было сложно, в том числе, потому что вузы сомневались, надо ли им показывать свои проекты в рамках одного события, плюс это все проходило на чистом энтузиазме. Но уже тогда было очевидно, что сами студенты нуждаются в подобных площадках.

«Открытый город» – важная и  полезная для города история. Когда есть площадка, которая показывает лучшие архитектурные школы Москвы, и чем они живут прямо сейчас, и люди в одном месте могут посмотреть все, что интересного в этой области есть сегодня.  Посмотреть, пообщаться, поприсутствовать на программе, которую пришлось бы ловить по всему городу – сконцентрированную и выверенную экспертами, которую курирует главный архитектор Москвы. Думаю, выставка реально полезна для тех, кто мечтает в ближайшее время получить архитектурное образование. И для тех, кто ищет себе сотрудников-выпускников. Также здесь было бы приятно увидеть бренды и компании, которые хотят сотрудничать с вузами, давая им заказы. Даже в рамках своих образовательных программ вузы сегодня могут делать серьезные продукты. И этот процесс очень полезен - он позволяет студенту сразу попасть в практику. Ведь часто школа и жизнь сильно расходятся. А возможности состыковки на выставках очень важны. Если в итоге получается еще какой-то неожиданный проект, то это тоже очень здорово.


Изображения: .


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.