ENG
 
Премия архсовета 2018 — NEW — внутренние
От первого лица

Михаил Хвесько: в проектировании небоскребов есть только 1 выстрел и нужно очень хорошо прицелиться

31 Октября 2018

Революцию в производстве лифтов и следующий за ней рост высоток, специфику проектирования небоскребов и перспективы для молодых архитекторов обсудили с исполнительным директором Capital Group Михаилом Хвесько.

Capital Group выступила партнером конференции Москомархитектуры «Открытый город», посвященной вопросам архитектурного образования и карьеры. В рамках проекта компания провела для молодых архитекторов и студентов архитектурных вузов экскурсию и мастер-класс по высотному строительству.

Высотное строительство – одно из важных направлений работы вашей компании, в чем его особенности с точки зрения архитектуры и девелопмента?

Высотное строительство – это, прежде всего, особая физиология зданий. Известно, что существуют разные типологии проектов: общественные, жилые, многофункциональные и прочие, но небоскребы, включая все эти функции, относятся к отдельной категории объектов со своими правилами игры.

Во-первых, в этом сегменте очень высока цена ошибки. Высотное здание по метражу может быть сопоставимо с проектом комплексного освоения, но в отличие от КОТа, его нельзя разделить на этапы. Это значит, что мы не можем построить первую очередь, оценить результат и исправить ошибки. При проектировании и строительстве у нас есть только 1 выстрел и нужно очень хорошо прицелиться.

Во-вторых, с точки зрения урбанизации, небоскреб достаточно спорный шаг, и перед тандемом архитектора и девелопера стоит сложная задача по интеграции проекта в окружающую среду. По своей сути небоскреб доминирует над окружающей застройкой и нужно аккуратно вписать его в существующую ткань города. При этом мы должны наполнить здание функциями – офисными, жилыми, торговыми, общественными и так «смешать» их, чтобы всем группам пользователей было удобно. Сейчас очень актуальная тенденция восприятия небоскреба как вертикальной улицы. Это значит, что в нем обязательно должно быть общественное пространство и оно должно органично перетекать снаружи, извне здания, внутрь. Раньше считалось, что необходимо разводить потоки людей, что арендаторы апартаментов не хотят пересекаться с сотрудниками офисов или, например, посетителями торговой части. Сегодня это не так. Конечно, у жильцов должна быть и остается приватная зона комфорта, но должны быть и места общения, где будет кипеть жизнь, происходить что-то интересное, где люди смогут хорошо провести время. Этого не надо бояться.

И третье, объединяющее первые два, – это эффективность. Насколько мы можем собрать предыдущие 2 функции в типовой этаж, который умножается в небоскребе в 60-70 раз, а значит, и любая ошибка умножается 60-70-кратно. Как зонировать помещения? Как расположить инженерию? Для ответа на эти и многие другие вопросы мы используем совершенно разные решения. Например, в квартирах одного из проектов была применена децентрализованная приточно-вытяжная установка. Таким образом мы освободили ядро здания от лишних коммуникаций.

Capital Group 25 лет специализируется на строительстве многофункциональных комплексов, жилой и коммерческой недвижимости. Много лет компания работает в области высотного строительства. В 2009 г. она завершила строительство первого в России небоскрёба «Город столиц» в ММДЦ «Москва-Сити». В январе 2016 г. был сдан МФК «ОКО». В настоящее время ведется строительство ещё двух высотных проектов в Москве – комплекса из трёх небоскребов на Краснопресненской набережной Capital Towers и комплекса жилых небоскрёбов на Мичуринском проспекте «Небо».

Инновации в высотном строительстве: материалы, инженерия, архитектурные и климатические решения – с чем сегодня приходится работать, какие новинки появляются?

Человечество все время старается строить выше. Это ставит перед нами новые задачи, а когда есть задача, появляется и решение. Вначале на нестандартный вопрос пытаются ответить стандартными способами, разработчики пересматривают всю базу наработанного, и в итоге рождаются совершенно новые концепции.  Достаточно вспомнить Бурдж-Халифу. Наверное, сегодня все знают, что ее шпиль строили сверху вниз, иначе его невозможно было бы водрузить на башню. И это только один из примеров.

В частности, сейчас в производстве лифтов – одного из основополагающих элементов небоскрёбов – готовится настоящая революция. Когда-то были изобретены лифты даблдекеры – две кабины, одна едет сверху только, скажем, на четные этажи, другая снизу – только на нечетные. Главное было не ошибиться лифтом. Thyssenkrupp, компания, производящая лифты, совместно с Siemens, придумали, как как разместить 2 лифта в одной шахте, таким образом увеличив проходимость и сняв необходимость выбирать кабину при посадке. Сейчас они пошли дальше – современные лифты работают на противовесе, а Thyssenkrupp предлагают использовать магнитную ленту. Во-первых, это позволит отказаться от кабелей, то есть высвободить площади, а это для любого проекта неоценимо. Во-вторых, можно будет разместить несколько кабин друг под другом, а также они смогут отъезжать в сторону, для этого просто нужно выделить карманы, примыкающие к транзитной артерии.

Почему это так важно? В трафик-анализе многие ошибочно считают, что основная нагрузка на лифты в высотках приходится на часы пик – когда люди приходят на работу и уходят с нее. На самом деле, гораздо более проблемное время – обеденный перерыв, где в течение нескольких часов встречаются разнонаправленные потоки – тех, кто едет на обед, и тех, кто с него возвращается. Кроме того, в больших компаниях, занимающих несколько этажей, как правило, большой межэтажный трафик. И именно эта система позволит решить все проблемы. По сути, она открывает неограниченные возможности для вертикальных перевозок. Для 4 лифтов будет достаточно 1 шахты, мы можем отказаться от пересадочных этажей, которые есть в по-настоящему высотных зданиях, обеспечив больший комфорт посетителям и увеличив проходимость. То есть мы сможем строить выше.

Есть ли какие-то строительные, технологические, архитектурные решения у вашей компании?

Я считаю, что в ноу-хау ради ноу-хау нет никакого смысла. Мы просто работаем, решаем задачи. Например, есть проблема, она актуальна для всех высотных объектов, особенно в холодных регионах: когда на улице минус 20, разница температур внутри и снаружи здания достигает 40 градусов. Теплый воздух поднимается вверх и возникает эффект трубы, который не только создает шум, но и мешает функционированию систем, например, иногда не дает закрываться лифтам – у них есть предохранители, чтобы, например, не защемить руку пассажиру, и возникающее давление воспринимается ими как препятствие. В энергоэффективных зданиях Европы это явление используют, чтобы создать естественную тягу и, соответственно, естественную вентиляцию. Но в нашем климате это проблема, и чем выше здание – тем больше. Мы понимаем эту задачу и продумываем ее решение изначально. Строительство небоскрёба - это всегда шаг вперед в строительстве, а значит новые технологические, архитектурные и инженерные решения.

Хорошо, тогда поговорим об архитекторах. Вы рассказали об инженерии, финансовых моделях, а где место архитектора в этой работе?

От архитектора мы хотим, прежде всего, идею. Технологии, коллективная работа имеют очень большое значение, но они никогда не заменят человека – мысль всегда индивидуальная и принадлежит личности. Например, недавно мы встречались с Юрием Григоряном по одному из наших проектов. Он предложил нам 3 разных варианта, и все они были взглядом совсем с другой стороны, мы бы никогда не посмотрели на объект именно так, и это очень ценно. У нас постоянный процесс, адреналин, а здесь нужен был, наверное, философский подход. Так же было и когда Герцог и де Мерон предложили поднять здания на 35 м в нашем проекте на территории Бадаевского завода. Один, как они это называют «радикальный жест», полностью поменял всю концепцию и наш подход к проекту.

При этом с точки зрения рабочих процессов и решений у нас как у девелопера с большим числом реализованных и строящихся проектов, широкий срез – мы знаем, как ведут себя проекты в эксплуатации, насколько многие вещи сложны в реализации, поэтому 90% наших предложений принимаются архитекторами, с которыми мы работаем.

С точки зрения обратной связи и опыта нам повезло: мы работаем с талантливыми архитекторами - Сергеем Скуратовым, Александром Цимайло и Николаем Ляшенко, Юрием Григоряном, Владимиром Плоткиным, Валерием Коняшиным, Ильей Уткиным, многими известными бюро, например, с Александром Мамаевым из ООО «Проектное бюро АПЕКС», а также западными коллегами.

А если говорить о вашей компании – где место архитектора в ее штате?

У нас есть два основных направления. Первое – это позиция ГАПа (главного архитектора проекта), которая в нашей компании сочетает функционал архитектора и менеджера. Задача таких специалистов – оценить качество проектных решений и администрировать проектирование. Они должны понимать и любить архитектуру и при этом быть в курсе финансовых и организационных вопросов: сколько стоит, например, отделочный материал, откуда его поставлять, хватит ли в карьере запасов, если мы говорим о камне, и так далее. Это очень интересное междисциплинарное направление, позволяющее включиться во многие процессы и наработать экспертизу в широком круге вопросов.

Второе направление, которое мы развиваем с этого года, это студийная работа. Она включает анализ и разработку перспективных участков, выполнение архитектурных и объемно-планировочных работ. В этом случае команда взаимодействует с финансистами и юристами. Кроме того, она работает с проектными группами в разрезе уже всех проектов, в том числе строящихся по разработке оптимальных решений для каждого.

Я думаю, для молодежи это, прежде всего, большие возможности – получить опыт, поработать с крупнейшими международными бюро и на стыке нескольких дисциплин.

Кого вы ждете у себя в компании?

Людей с опытом нам хватает, нам нужны и те, кто мыслит неординарно, пусть и не имея пока опыта. Важно развивать стремление воспитывать именно это качество в молодых архитекторах - понять, а не вызубрить.

И еще один ключевой момент – «стажировка», и в том числе готовность компаний принимать стажеров. Я сам учился в Англии, у меня был «сэндвич-курс», в ходе которого я год учился, год работал, потом снова год учился.

Что касается Capital Group, мы бы хотели брать в год 2-3 людей на стажировки. Конечно, присутствует конкурсный отбор. Стажёры в нашей компании полноценно участвуют в жизни команды и компании, обеспечены материальным вознаграждением, картами питания и даже паркингом при необходимости. В целом нам интересно постоянно работать с вузом, у которого бы стажировка у нас была включена в программу.


Изображения: Capital Group


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.