От первого лица

Маркус Апенцеллер: в мире существует множество примеров комфортной высокой плотности

05 Июня 2017
1 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
2 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
3 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
4 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
5 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
6 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
7 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
8 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
9 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
10 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
11 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
12 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
13 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
14 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
15 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
16 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
17 из 18
Реновация района Байлмер в Амстердаме
Реновация района Байлмер в Амстердаме
18 из 18
1 / 18

Увеличить

Голландский архитектор и урбанист, преподаватель Института Берлаге в Роттердаме и партнер бюро MLA+, которое активно проектирует в России, Маркус Апенцеллер комментирует объявление международного конкурса на концепции пяти экспериментальных площадок реновации в Москве.

— Объявлен архитектурно-градостроительный конкурс на площадки реновации. В чем вы видите его задачу?

— На сегодняшний день в московской программе реновации, действительно, важен именно объявленный конкурс, потому что пока мы говорим о каких-то теоретических моделях, но у нас нет визуальной картинки, как это должно выглядеть. Мы надеемся, что выбранные к реализации концепции позволят создать не какую-то универсальную модель, а скорее подходы, принципы. Только лишь переход на квартальную застройку, например, не может быть панацеей. Это, действительно, эффективная модель, но не единственная. Я считаю, что в процессе реализации конкурса мы получим творческие примеры, которые можно будет обсуждать уже специально. Главное, чтобы это была модель, взращённая на московских условиях, учитывающая ее исторический, природный, экономический контекст.

— На ваш взгляд, есть ли какой-то предел комфортной плотности в жилом квартале?

— Я думаю, в этом вопросе нельзя ограничиться каким-либо конкретным показателем, который бы определил уровень комфорта в квартале. Ведь в мире существует множество примеров, когда районы, имеющие застройку повышенной плотности, по своей комфортабельности не уступают районам с более низкой плотностью. И я считаю безосновательным стремление применять одинаковые параметры плотности в отношении любой застройки — намного эффективнее использовать индивидуальный подход при выборе плотности для каждого проекта. Необходимо тщательно обдумывать такие решения, учитывая разные ситуации и разные условия, и выбирать плотность, наиболее подходящую для определенной территории, а также рационально распределять плотность на крупных участках.

Реновация района Байлмер в Амстердаме

Плотность застройки может быть равномерно распределена по всей территории, либо сконцентрирована в определенном месте, что, учитывая вопрос доступности общественного транспорта, будет очень удачным решением

Мне кажется, Москве придется принять повышение плотности застройки, но опять же, необходимо определиться, строить ли по городу кварталы с периметральной застройкой или заняться строительством многоэтажных зданий, которые позволят разгрузить другие районы и будут иметь такой же уровень плотности или чуть больше, чем сейчас имеют соседние кварталы. Вы можете добавить два -три этажа, и такой тип застройки может создать совершенно другую среду, к тому же очень разнообразную. Не всем же нравится жить в хрущевках. Многие жители, вероятно, предпочли бы иметь двухкомнатную квартиру рядом с метро. Здесь важно, наряду с обсуждением архитектуры и пространственного развития, проводить тщательные исследования для определения реальных потребностей рынка и спроса, которые будут актуальны и в дальнейшем.

— В Амстердаме проблема реновации когда-либо поднималась?

Да, но в целом в Амстердаме не произошло каких-то кардинальных изменений в отношении суммарной плотности застройки. Да, эти показатели стали немного больше, чем раньше, но незначительно. Я считаю, к вопросу реновации нужно выработать сбалансированный подход. В случае Амстердаме эта цель была достигнута только потому, что государственный сектор, город и вообще вся страна в целом осознали, что если не модернизировать определенные районы, проблем станет только больше. На реализацию этого проекта было затрачено много государственных денег.

— В Москве реновация, по крайней мере, на первом этапе тоже будет вестись из городского бюджета. Что вы, кстати, об этом думаете?

— Из тех примеров, что мне известны, это всегда совместное финансирование частного бизнеса и государства, потому что бизнес заинтересован в постройке самих зданий, тогда как государство — в том, как построить инфраструктуру, как организовать все необходимые публичные сервисы. По-моему, для выполнения московской программы однозначно необходимо участие города. Здесь важно, чтобы была проведена тщательная оценка реальной стоимости квартир. Должны быть рассмотрены различные варианты: скажем, когда за каждый потерянный квадратный метр, вы получите определенную сумму денег. В Москве существуют районы, которые более популярны и имеют лучшую инфраструктуру, и районы с меньшей привлекательностью, все это следует учитывать при определении суммы компенсации, которые получают жильцы. Я уверен, что такой план вряд ли может быть осуществлен без участия со стороны города.

Реновация района Байлмер в Амстердаме

— Чем Москве может быть полезен опыт реконструкции модернистских кварталов, как, например, Байлмер в Амстердаме?

— Вам знакома история Байлмера, думаю, немаловажную роль в том, что район деградировал, сыграло большое количество бесхозного «общего» пространства, не характерного для Амстердама. При реконструкции оно было значительно сокращено и передано в частную собственность. Потом здесь была исключительно жилая многоквартирная застройка, от которой впоследствии ушли к сочетанию различных типов зданий и функций. Нужно было как-то переосмыслить это безграничное «море» зелени. В итоге все это стало очерченными общественными парками и улицами. Еще в Байлмере была трансформирована система дорог — вы знаете, там было применено прогрессивное для того времени разделение ландшафта и транспортных потоков. В ходе реконструкции эти приподнятые дороги были демонтированы и ландшафт и транспорт интегрированы в единую систему.

Немаловажный фактор заключается в том, что вся эта новая застройка района была осуществлена только после обсуждения его развития со всеми участниками этого процесса. На самом деле, определенный процент людей, если их спросить, ответят, что им нравится там жить, и что это очень-очень хорошее место. Но сегодня мы отказываемся от централизованного планирования в пользу вовлечения множества участников, и именно такой подход, я считаю, наилучшим образом соответствует сложившимся условиям, благотворно влияет на рынок, а также удовлетворяет потребности новых жителей.

От обилия бесхозных общественных пространств Байлмер трансформировался к более обособленным и частично закрытым пространствам

— Как сохранить население реконструируемых районов, избежать социальной напряженности?

— Такие процессы и дискуссии, как в Москве, на самом деле, происходят во всем мире. Совершенно очевидно, что эти здания придут в упадок очень скоро, и сегодня необходимо определить идеологию и механизмы реализации, основанные, в частности, на том, чтобы сохранить те ценности, которые в этих районах присутствуют.

У нас есть подобный проект в Китае, с довольно значительным масштабом работ. Мы предложили не сносить все и сразу на участке, а выполнять замену поэтапно. Например, вы демонтируете два здания и заменяете их, и после этого, уже на другом конце микрорайона выполняете то же самое с другими зданиями. Таким образом, фактически большая часть территории остается без изменений, и проживающие там люди не переселяются; только некоторые жильцы временно переезжают в другие места и возвращаются назад в короткие сроки. Поэтому, к тому моменту, когда вы начнете реконструкцию следующей зоны, люди, которые были перемещены, возвращаются, в результате чего появляется новое место жительства, и район продолжает свое развитие.

Такой подход не похож на «мрачное опустошение» территории, когда жизнь района прекращается, и приходится начинать все с нуля

Потому что, как известно, процесс интеграции жителей в новые условия занимает, в лучшем случае, лет 10, хотя, я думаю, даже больше 20-ти. Есть способы, которые подразумевают гораздо меньший масштаб операций, и, на мой взгляд, нет задачи снести все сразу и построить новое. Я убежден, что можно использовать более разумный подход, который, в конечном счете, принесет гораздо больше пользы людям, потому что они становятся частью этой трансформации, а не отправляются подальше и, вернувшись, обнаруживают абсолютно новое и непривычное место для жизни.


Изображения:


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.