ENG
 
Открытый город 2018 СТАТЬИ
От первого лица

Макс Дудлер: Строительство для нас — вопрос преемственности

14 Мая 2018

18 мая в рамках деловой программы выставки АРХ Москва состоится встреча с Максом Дудлером. Порталу "Архсовета" швейцарский архитектор рассказал о том, как можно сохранить культурное наследие, наделив его новыми функциями.

Макс Дудлер - основатель и руководитель существующего с 1992 года архитектурного бюро Max Dudler, имеющего филиалы в Цюрихе, Мюнхене, Франкфурте и Берлине. С опорой на ряд архитектурных проектов, осуществленных Максом Дудлером, состоится предметный разговор о том, как внимание к истории может сочетаться с устремленностью в будущее. Встреча пройдет в Киноконцерном зале ЦДХ с 12:30 до 14:00. 

— В Москве довольно успешно работает система, при которой город предоставляет ряд льгот для застройщика, если он отреставрирует объект культурного наследия. В вашей практике вы с подобным сталкивались?

— В Германии такое тоже возможно. При осуществлении крупных знаковых проектов в рамках так называемых градостроительных подрядов в некоторых исключительных случаях допускаются отклонения от существующих градостроительных планов, которые компенсируются различными способами. Мы постоянно с этим сталкиваемся. Согласование происходит на уровне муниципалитета. Это даже очень распространенный случай, но обычно речь идет о рефункционализации территории или увеличении плотности, которык компенсирутся засчет зеленых насаждений и реже о памятниках культуры. Наверное потому, что все эти меры должны быть напрямую связаны с конкретным проектом, а не претендовать на замещение суверенных функций государства.

— Какие интересные проекты редевелопмента вы можете привести? Какая задача для вас интереснее – новострой или реновация? Как относятся местные жители к реконструкции привычных территорий?

— Строительство – это всегда вмешательство в существующую структуру. Достичь корреляции с местом и его историей - это наша прямая задача. Некоторые коллеги, желая привлечь к себе внимание, разрушают изотропию и строят параллельные миры. Такой подход мы отвергаем. Мы всегда стремимся достичь эстетической целостности, создать ансамбль старого и нового. Это то, что нам интересно. Контекст может быть разным – будь то Хамбахский замок, где мы работаем над колыбелью немецкой государственности, или Аллея Европы в Цюрихе, где мы проектируем новый центральный район. Строительство для нас - вопрос преемственности: строить всегда значит «строить дальше».

— Чему стоит уделить особое внимание при реновации сложившихся городских территорий?

— Архитектура и градостроительство – это одно целое. Разделять эти понятия просто опасно. Общественное пространство должно формироваться параллельно с проектированием зданий, в противном случае город становится «асоциальным». Мы знаем, чем живут исторические центры городов, – это улицы, площади, скверы. Когда эти пространства отсутствуют, начинаются проблемы, как это происходит на периферии.

Мы не должны забывать о том, что делает город городом, его грамматику и его словарь. Человек передвигается из одного пространства в другое, в экстерьере так же, как и в интерьере. Вся суть в переходах и в том, как функции нанизываются одна на другую. В 70-е годы вошла в моду абсурдная идея сортировать процессы и функции – отделять жилье от работы, больницы от домов престарелых. Все должно было существовать автономно. Не только здания, но и целые пространства или лучше сказать «зоны». С создания таких зон начался распад города, его одномерное разрастание, без всякого разнообразия. Высокая плотность и многообразие города помогают обществу осуществлять самоконтроль. В противном случае все актуальнее встают вопросы безопасности. Места, здания, а в какой-то степени и сам человек становятся единично существующими объектами с соответствующим к ним отношением.

— Какие постройки останутся актуальными и востребованными через 20 лет?

— Ну, епископ города Мюнстер сказал мне, что та библиотека, которую мы для него построили, будет актуальна и через 400 лет. Архитектура дожна закреплять в себе воспоминания, и это возможно только в том случае, если здание будут сохранять свою материально и эстетическую ценность сотни лет. Функции и техническое оснащение внутри него будут, конечно, постоянно меняться.

— В Москве в последние годы много внимания уделяется возрождению библиотек. Но в основном, речь идёт о модернизации и расширении функционального многообразия, а не о строительстве новых зданий. Нужны ли нам новые библиотеки сегодня и в каком формате?

— В наше время лишь немногие постройки могут послужить репрезентацией общества как некого целого. Библиотеки могут. Они - общественная функция в чистом виде, за это они и любимы. Это не просто места для работы и внутренней концентрации, но и места для встреч и общения. Про наш Гримм-центр (самая большая библиотека свободного доступа) в Берлине говорят, что он неплохо работает как биржа знакомств. Новые медиа лишь усилили эти трансформации, но ничего не поменяли принципиально. Воплотить идею библиотеки как городского форума нам удалось, вероятно, наилучшим образом в швабском Хайденхайме.

— Над чем вы работаете сейчас?

— В настоящий момент мы проектируем нашу восьмую библиотеку. Можно сказать, что с этим проектом мы, наконец, действительно нашли свой архитектурный язык.


Изображения: Max Dudler

 

Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.