От первого лица

Лоуренс Барт: как культурные институции взаимодействуют с рекой и дают городу новое качество

05 Ноября 2015

Профессор урбанистики высшей школы Архитектурной ассоциации, член британской Академии урбанизма, эксперт с мировым именем Лоуренс Барт в рамках Московского урбанистического форума 2015 дал порталу «Архсовет Москвы» несколько комментариев относительно центрального проекта форума — развития территорий Москвы-реки.

— Прежде всего, хотелось бы спросить Вас о центральном проекте форума, касающегося Москвы-реки. Многие города имеют опыт подобной ревитализации прибрежных территорий. Насколько оправдала себя эта стратегия?

— Мое видение заключается в том, что каждая река имеет свои характерные особенности — например, если мы посмотрим на Эльбу в Гамбурге, Сену, Темзу или реку Бильбао — они все отличны друг от друга теми вызовами и сложностями, которые они предъявляют городу. Хотя, мне кажется, Темза и Москва-река достаточно близки друг другу.

Для меня первый и главный вопрос состоит в степени включения реки в саму городскую ткань. Например, если это Бильбао, то решения, принимаемые там последние 20 лет, привели к тому, что река сегодня является именно частью города.

И совершенно иначе обстоит дело с Темзой — она не чувствуется куском города, а скорее выглядит краем, границей с Лондоном, и достаточно сложно представить себе пересечения Темзы, за исключением нескольких мест. И вот эти участки — находятся как раз там, где в последние годы происходила интенсивная градостроительная реорганизация. Это районы Southbank Centre и Tate Modern.

Лондон — северный город, и нужно учитывать эту климатическую специфику. Те районы, о которых я говорю — в них располагаются важные культурные институции, и они все находятся на южном берегу Темзы. То есть когда мы выходим на улицу там, мы попадаем под тень зданий, и это особенно неприятно холодной зимой. Потребовалось много времени, архитектурного остроумия и изобретательности, чтобы найти какие-то решения и трансформировать променад на южном берегу реки в живой городской центр. Потому что по своей природе это все-таки не самые привлекательные места....

— Могли бы привести конкретный пример?

— Вдохновляющим для меня является решение архитекторов Дени Ласдюна и Питера Софтли в здании Национального театра, которое строилось в середине XX века. Они спроектировали террасы, которые спускаются от театра к реке и установили прочную горизонтальную связь, позволив человеку, выходя из учреждения культуры, попадать в очень привлекательную среду.

Проблема обоих мест — Southbank Centre и Tate Modern — в том, что эти учреждения культуры смотрят на реку, но застройка позади них долгое время была практически никак не связана с Темзой. Этот вопрос был относительно неважным до недавнего времени, и мы смогли привлечь внимание к этому променаду и сделать его важной частью города только благодаря ряду решений, которые помогли нам связать реку с этими территориями, расширить здесь жилые районы, поменять характер улиц, наладить транспортные связи, изменить градостроительную модель.

The Long Live South Bank campaign has garnered 58,000 signatures for a petition calling for the skate park

— А какие перспективы развитие прибрежных территорий все-таки несет Москве, на Ваш взгляд?

— Те решения, которые вы принимаете в Москве, связаны, в первую очередь, с акцентом на парки — «Зарядье», Парк Горького, хотя, конечно, понятно, что большинство парков вдоль Москвы-реки существуют давно. Но проектируются и новые. Я считаю, что парки, располагающиеся вдоль реки, увеличивают открытое пространство в ткани города, а это, в свою очередь, влияет на два аспекта.

Первое — они усиливают, безусловно, привлекательность реки, но и второе — увеличивают дистанцию для людей от их обычных, ежедневных моделей, привычных видов и т.п.

Tate Modern

И, конечно, для меня, Москва — это очень увлекательный градостроительный эксперимент, потому что в моем урбанистическом консалтинге я обычно убеждаю города, напротив, не размещать парки вдоль рек.

Река уже сама по себе является открытым пространством и ее, как мне кажется, нужно обыгрывать скорее какими-то инсталляциями в самой реке, или мостами, потому что прелесть и красота реки уже находится в этой игре света и тени на ее поверхности.....И нет никакой необходимости располагать тут еще и парк. Если бы я занимался этим — я бы отодвинул парк назад, а у реки расположил бы какие-то здания, например. Но, тем не менее, то, что происходит сейчас в Москве, для меня интересно — хочется посмотреть, сработает или нет.

— Ваша позиция, наверное, имеет и много критиков....

— Конечно, множество людей не согласны с моей точкой зрения, и среди них бывший мэр Лондона Кен Ливингстон, который очень сильно настаивал на том, чтобы разбить небольшой парк в районе Southbank Centre, при этом он, действительно, говорил о совсем небольшом парке. Многие, наоборот, разделают мнение, что московский эксперимент с парками у реки очень хороший. Но, конечно, нужно помнить, что все города отличаются друг от друга и, возможно, что в Москве парк станет катализатором изменений.

Нужно не забывать, что помимо прочего, мы можем использовать парк как источник разрешения разных проблем, которые мы не можем решить иначе — связанных с тканью города, с прояснением социальной жизни и досуга близлежащих территорий.

Мы понимаем, что у парков существует большое количество разных социальных функций. Но если мы используем парк рядом с рекой просто как открытое пространство, мне кажется это слишком дорогостоящим вложением общественных средств, потому что здесь очень велики затраты, но нет никаких гарантий, что этот парк привлечет большое количество людей.

— В «Зарядье» в этом смысле очень насыщенная программа...

— Да, я надеюсь, что в «Зарядье» все получится, потому что, с другой стороны, я вижу пример Парка Горького, который, действительно, является очень хорошим местом, где люди приобщаются к культуре.

Queen Elizabeth Hall Roof Garden

Queen Elizabeth Hall Roof Garden

— До сих пор мы говорили про центр города. А что вы думаете о ревитализации периферии?

— Да, пока мы обсуждали с вами Москву-реку как такой двигатель трансформаций в центре города, но конечно, нужно посмотреть и на другую сторону этого проекта — на то, что река красной нитью проходит через весь город, и здесь она нам дает возможность дифференцировать разные районы, она дает нам решения, которые смогут помочь выделить их идентичность. И это как раз является одним из способов создания такой градостроительной структуры я называют ее «решеткой» — в противовес сложившейся радиально-кольцевой системе.

Очень сложно создать полицентричный город, в котором существует развитая кольцевая и радиальная системы. Все намного проще, если это будет «решетчатая» система — и здесь Москва-река может помочь нам провести эту дифференциацию и создать разные пересечения.

Я считаю, что река в этом смысле очень важный градостроительный инструмент для такого похода.

Southbank Centre


Изображения: strelka.com, artsprofessional.co.uk, sbeg.co.uk, theculturetrip.com, all-free-photos.com


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.