От первого лица

Иван Колманок: нам необходимо учитывать нормативы, желания жителей и глобальные тренды

09 Октября 2017

Консорциум I-Renovation по итогам открытого конкурса выбран для работы над проектом новых кварталов на месте сносимых домов в кварталах 74, 77, 80, 81 района Хорошево-Мневники. Иван Колманок, сооснователь консорциума I-Renovation, партнер архитектурной студии AI-architects, рассказал, как ведется работа над концепцией. 

Какие возможности дает вам участие в конкурсе?

Проект интересен тем, что он мультидисциплинарный. Такие предложения к участию уникальны и выпадают очень редко: ты работаешь и с социологами, и с инженерами, и с экономистами, и со специалистами по транспорту. В последний  раз проекты подобной специфики и масштаба проводили, когда разрабатывали эти самые кварталы пятиэтажек. Но нынешняя инициатива отличается тем, что речь идет о переселении. В подобном проекте архитектор в первую очередь  должен думать о людях, которые будут переезжать, что они при этом испытывают, и лишь затем о примечательней  архитектуре. Мы обязаны думать о том, что ощущает человек, оказавшийся в условиях переселения и стройки. Мы не просто проектируем очереди строительства квартала – мы проектируем очереди сноса и очереди запуска стройки.

То, что проект масштабный и комплексный, включает не только жилую застройку, но и объекты социальной инфраструктуры – это преимущество или дополнительная сложность для проектирования?

Это сложность. Но сложность и есть отправная точка. Если нет сложности, то проект получится безликим. Только когда ты решаешь сложные задачи, у проекта появляется лицо.

Экспериментальные площадки для проектирования все разные, имеют свои особенности ландшафта и расположения. Как вы считаете, что наиболее интересно для проектирования на вашей площадке? Как вы намерены использовать эти особенности?

Наша площадка отличается от всех остальных наличием внушительной транспортной развязки. Участок поделен на четыре части перекрещивающимися автострадами и в плане похож на норвежский флаг. Сейчас мы перерабатываем всю транспортную систему района, смотрим на подъезды-разъезды, анализируем решения о том, как будут передвигаться люди. 

Был ли у вас опыт такой масштабной застройки? Есть ли аналоги в мировой архитектуре, и что можно взять из мирового опыта?

Мы делали проект размером в четвертую часть от того, что имеем сейчас: просеку на участке километровой длины на Калужском шоссе под функции жилого квартала.

Пятиэтажки были спроектированы и построены в эпоху плановой экономики. Суть нынешнего градостроительства – это переход от плановой экономики к рыночной. Когда проектировали кварталы в середине XX века, то принимали во внимание иные факторы, нежели сейчас. К примеру, расчет рентабельности застройки не был преимущественным.

Проекты реновации и реконструкции, которые сегодня возникают в других государствах, гораздо скромнее по масштабу: соответственно, цена ошибок гораздо ниже, либо издержки предусмотрены бизнес-проектом. У нас ситуация связана с процессом переселения, а не только сноса и новой стройки. Это сильно отличает московскую программу реновации от всего, что делается в других странах. 

Волновое переселение – это хорошо или плохо? Что необходимо учитывать при его реализации с точки зрения архитектурного проектирования?

Это основной фактор, который мы должны учесть в своих проектных предложениях. Как сделать так, чтобы мы не ходили мимо огромной стройки, чтобы под окнами не зиял огромный котлован, не ездила техника круглые сутки, потому что сроки сжаты. Мы ищем ответы на вопрос, как сделать так, чтобы никто не испытывал дискомфорт, оставаясь в нынешнем доме или переселившись в новый.

Планируете ли вы предусмотреть парковочные пространства?

Конечно. Но важно одно обстоятельство. Нам необходимо учитывать три фактора: существующие нормативы, представления и желания жителей и глобальные тренды. Люди хотят иметь одно количество площадей для своих машин, по регламенту это иные цифры, а еще набирает силу явление, к примеру, каршеринга, и перепроектирование транспортных систем  с целью вытеснить автомобили с улиц в пользу территорий для пешеходов все больше набирает обороты.

Когда  Москва застраивалась, частный транспорт не подразумевался в том масштабе, который есть сейчас. Сегодня практически у каждой семьи по машине, мы заставили ими все дворы. А дворы не проектировались под эти обстоятельства. Вспомните, как родители беспрепятственно отпускали нас на улицу. А сейчас ребенок не может просто так выйти из подъезда, потому что человек в машине его не заметит: ребенка не видно, рост невелик. И нам необходимо учитывать множество подобных нюансов.

Возможно ли решение проблемы с этажностью за счет разноэтажных домов? Приведите пример из мирового опыта. Чем разноэтажные дома хороши?

Возьмем для примера Нью-Йорк: в нем рядом со зданием, которому 100 лет, стоит то, которому 5. И они разные по характеру архитектуры, по высотности, по пожарным нормам, вообще, по всем параметрам. Если решите прогуляться по гугл-картам практически в любую столицу, то у вас в перспективе будет обозначен абрис, похожий на зубцы пилы: пустырь с одиноким деревом, средневысотный дом, рядом – исполинский небоскреб. Это и есть городская ткань, формальный признак устойчивого развития города.

Но в Москве не было обстоятельств, чтобы застройка осуществлялась без потрясений, медленно и спокойно. У нас было три большие волны застройки: сталинская, хрущевская и панельное домостроение. Поэтому, к примеру, сталинская архитектура породила преимущественно однородную перспективу: все крыши на Кутузовском или Ленинском проспектах можно очертить одной линией. Но Ленинский строился так потому, что он, грубо говоря, возник в поле, не было для него характерного контекста.  

Сейчас контекст есть. Например, на нашем участке уже стоят  20 и 25-этажные жилые дома. Несоразмерным будет ставить рядом с ними 3-хэтажный дом. В одной части квартала будет так – и мы можем это обосновать – а в другой части иначе, и мы тоже это обоснуем.

В ТЗ указано, что можно надстраивать и реконструировать уже имеющиеся в квартале социальные объекты. Как это можно сделать без ущерба для функций?

Основной вопрос существующих объектов социальной инфраструктуры как раз и состоит в том, чтобы найти решения для их функционирования в момент строительства. Как архитекторы мы можем все: реконструировать, надстраивать, изменять и реорганизовывать физические пространства. Но как, например, школа будет работать и принимать учеников, если вокруг идет стройка? Самое сложное во всем проекте реновации не архитектурные явления, а социально значимые, экономические и психологические процессы. 


Изображения: .


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.