От первого лица

Функция-инновация-долговечность: Эдуардо Гутьеррес о проектировании метро

28 Марта 2017

Станция Drassanes в Барселоне сегодня в топе самых удивительных проектов подземки со всего света. Станцию 1968 года постройки реконструировали молодые архитекторы из барселонской студии ОN-A Arquitectura Эдуардо Гутьеррес и Хорди Фернандес. Эдуардо Гутьерреса пригласили в жюри третьего московского конкурса на новые станции метро, и мы не упустили шанс задать архитектору несколько вопросов.

Архсовет: С какими элементами станций, на ваш взгляд, работать эффективнее всего, чтобы получить яркий образ?

Эдуардо Гутьеррес: Во-первых, я бы работал, в первую очередь, с теми элементами, с которыми непосредственно соприкасается пассажир. Во-вторых, я бы работал со светом. И в-третьих, попытался бы привнести на станцию современные информационные технологии, которые могут радикально менять вид подземного пространства.

— Что вы имеете ввиду, говоря об элементах, с которыми контактирует пассажир?

— Я различаю визуальный контакт и физический. Под физическим подразумевается все то, что находится непосредственно рядом с пассажиром — это скамейки, стены на станции, на которые облокачиваются люди, элементы эскалатора и прочей инфраструктуры станции.

Станция Drassanes в Барселоне

Также есть вещи, которые подразумевают визуальный контакт — это каналы, через которые пассажиры получают информацию, находясь под землей. Очень важно сделать так, чтобы пассажиропоток был максимально быстрым, а информация — максимально удобной для восприятия.

Конечно, задача архитектора или художника — также сделать станцию эмоционально окрашенной. Этого можно достичь, работая с цветом. Но не только. К сожалению, в современном мире такая вещь, как новые технологии и технологии дополненной реальности используется очень мало — но мне это нравится, ведь они позволяют усилить интерактивный характер пространства станции.

— Как могут работать на станции такие медиа?

— Например, в проекте станции Sant Andreu в Барселоне мы разработали такую технологию, когда с помощью приложения в мобильном телефоне пассажиры могли менять освещение станции. Правда, в конечном счете, у нас не получилось это реализовать на практике из-за бюджетных ограничений. Но в итоге частично мы все-таки это сделали: освещение на станции у нас меняется в зависимости от частоты курсирования поездов: например, когда они ходят по более плотному графику, цвет смещается в красный диапазон.

Кроме того, при помощи задуманных нами проекторов на потолке станции можно размещать разную информацию, фотографии, то есть это интерактивный потолок.

— Вашу станцию Drasanes приводят в качестве лучшей современной станции почти все финалисты нынешнего конкурса. В чем секрет ее популярности?

— Это то, о чем я говорил в самом начале: основное внимание мы уделили контакту пассажира со станцией. Во-первых, мы здесь много поработали с освещением. Станция прежде была достаточно темной (год постройки станции — 1968-й), мы же попытались сделать все светлее, чтобы у пассажиров было чувство безопасности. В частности, в павильонах станции мы разместили источники освещения таким образом, чтобы минимумом оборудования максимально осветить пространство. Это даже вызывало на первых порах вопросы — зачем мы так странно развесили светильники, но в итоге это дало нужный эффект.

Потом мы поработали с формами. Мы избегали прямых углов, пытались создать ощущение перетекаемости и непрерывности пространства. В итоге все линии, контуры, очертания у нас получились криволинейными, как в космическом корабле.

Ну и конечно, здесь была работа с новыми материалами. Я имею в виду стеклофибробетон, который ранее не использовался на станциях Барселоны. В частности, в этом заключается одна из ключевых успеха этого проекта.

Cтанция Sant Andreu в Барселоне

— А по конструктиву современные станции в Барселоне все одинаковые?

— Нет, все разные. На новых линиях — например, линии 9 — есть возможность использовать необычные материалы, экспериментировать с цветами. Так что, когда ты придумываешь дизайн станции, у тебя большая свобода — ты в принципе можешь делать все, что хочешь. Главное укладываться в бюджет.

— И можно использовать бетон?

— Да, как в проекте Drassene, но это не армированный бетон, а стеклофибробетон. Конечно, дерево использовать нельзя, потому что оно пожароопасно. Пожароопасные виды пластика также нет. Металлическая обшивка возможна, как и керамические элементы. Вообще, при проектировании станций архитектор всегда сталкивается с обязательным набором правил, иначе нельзя. В этом коридоре он должен найти возможность для самовыражения.

— Должны ли станции метро в разных городах отражать национальную идентичность?

— Думаю, что нет. Нужно думать о другом: во-первых, нужно иметь четкое представление о концепции станции и ее функциональности. Например, если станция вписывается в окружающую среду — это правильно. Во-вторых, нужно думать об инновациях и том, как их можно интегрировать в проект. И в-третьих, безусловно, учитывать долговечность, ведь вашей станцией будут пользоваться миллионы людей.


Изображения: ОN-A Arquitectura


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.