Перемены

Реновация действующих индустриально-технических объектов: мировой опыт

08 Сентября 2014

В конце сентября будут подведены итоги конкурса на концепцию реконструкции кондитерско-булочного комбината «Простор» в Черемушках. Подобных творческих соревнований по архитектурному преобразованию промышленных предприятий c сохранением за ними производственной функции в Москве до сих пор не проводилось и у столицы есть уникальный шанс начать новую главу в истории российской промышленной и многофункциональной архитектуры.

На первый взгляд, уже сама идея сделать работающую фабрику новой современной достопримечательностью столичного района может показаться дерзким вызовом мировому тренду на полную реконверсию старых промзон в черте мегаполисов. Тем не менее, есть несколько поистине вдохновляющих зарубежных примеров превращения действующих индустриальных объектов в архитектурные произведения высшего класса. Речь идет о нескольких «штучных» объектах, но именно в силу своей уникальности они привлекают не меньшее внимание, чем популярные проекты лофт-пространств.

Башня над Дунаем

Мусоросжигательный завод Шпиттелау (Вена)

Самый знаменитый из реконструированных заводов мира — это, несомненно, мусоросжигательное предприятие в венском районе Шпиттелау. Свой новый облик оно получило в 1992 году. Автор проекта преобразования завода в объект массового туристического любопытства — легендарный уже при жизни Фриденсрайх Хундертвассер. Ныне в австрийской столице имя этого мастера звучит в одном ряду с именами Моцарта и Климта, прославивших свой город одним и двумя столетиями раньше.

Завод в Шпиттелау стал для Вены своего рода «визитной карточкой», сопоставимой по своему значению с гаудиевским собором Саграда Фамилия в Барселоне.

Мусоросжигательный завод Шпиттелау (Вена)

Счастливая идея столь невероятной «реинкарнации» малопривлекательного утилитарного сооружения 1971 года постройки принадлежала венскому бургомистру Хельмуту Цильку: в 1987-м здание пострадало от пожара. Неожиданный муниципальный заказ Хундертвассер принял не сразу — сначала он настоял на использовании инженерными службами завода исключительно самых передовых и экологически чистых технологий. В Шпиттелау отходы жизнедеятельности мегаполиса отнюдь не просто сгорают без остатка: полученное тепло используется для обогрева более чем ста тысяч многоэтажных домов, и именно поэтому на некоторых интернет-ресурсах уникальный объект называют котельной.

Фактически он стал настоящим художественным манифестом нового экологического сознания рубежа тысячелетий и очень наглядным выражением идеологии устойчивого развития.

Мусоросжигательный завод Шпиттелау (Вена)

 

Раз подобные заводы действительно нужны городу и миру, их необходимо наделить самым позитивным и самым располагающим имиджем. Художественный образ, созданный Хундервассером, укоренен в многовековой архитектурной традиции старой Вены, наследует хорошо узнаваемые черты климтовского Сецессиона и одновременно подчеркнуто современен. При все этом, как пишет исследователь творчества мастера Пьер Рестани, «котельная» над Дунаем напоминает украшенный минаретом сказочный восточный дворец из «Тысячи и одной ночи», увиденный глазами мультипликаторов студии Уолта Диснея и их восторженных юных зрителей.

В роли минарета выступает обычная, хотя и очень крупная промышленная труба, покрытая синей керамической плиткой и украшенная золочеными фигурными утолщениями в верхней части. Это не просто декор — «набалдашники» представляют собой очень эффективные фильтры для очистки выхлопных газов, интегрированные в конструкцию завода по настоянию Хундертвассера.

Мусоросжигательный завод Шпиттелау (Вена)

Растущие на балконе, по стенам и особенно вокруг завода зеленые насаждения уже одним своим наличием и цветущим видом наглядно подтверждают отсутствие какой-либо угрозы окружающей среде.

Кстати: в опубликованном в только что вышедшем номере журнала «Urban Magazine» peйтинге наиболее «умных» городов планеты именно Вена занимает первое место.

«Шатры» в Кембридже

Одновременно с завершением реконструкции завода в Шпиттелау в самом известном из британских университетских городов — Кембридже — произошло почти столь же знаменательное преобразование первоначально совершенно рядового по внешности объекта технического назначения. Это был исследовательский центр нефтеразведочной компании Schlumberger. Известный английский архитектор Майкл Хопкинс разработал и успешно осуществил проект перекрытия предназначенного для испытания бурового оборудования остекленного центрального зала новаторским натяжным покрытием из стекловолокна c тефлоновой оболочкой.

исследовательский центр нефтеразведочной компании Schlumberger

Использование столь нетрадиционного строительного материала позволяет специалистам экспериментальной лаборатории работать внутри функционального пространства при одном только солнечном свете, без дополнительного дневного освещения.

В ночное время здание светится изнутри. Все происходящее в лабораторном корпусе хорошо видно сидящим в соседних помещениях сотрудникам офисов. Тефлон легок, экономичен и сохраняет тепло, к тому же обладает хорошей огнестойкостью. В случае урагана или техногенной аварии его обрушение гарантировано не приведет ни к человеческим трагедиям, ни к утрате технического оборудования.

исследовательский центр нефтеразведочной компании Schlumberger

Покрытие опирается на мачты опоры и благодаря системе растяжек имеет сложный контур.

Всем своим видом уникальное трехчастное здание напоминает о романтике дальних странствий, палатках геологов, шатрах кочевников и полной всевозможных приключений полуторавековой истории мировой нефтедобычи.

По словам очевидцев, обновленный исследовательский центр очень оживляет не отличающуюся особым визуальным разнообразием западную окраину Кембриджа. Автомобилисты, видящие это сооружение при движении по шоссе, сравнивают его по выразительности со старинными церквами, хотя встречаются и сопоставления с цирком, тоже вполне правомерные.

исследовательский центр нефтеразведочной компании Schlumberger

Остается только добавить, что впервые аналогичные ограждающие конструкции из стекловолокна с тефлоном появились на другом знаковом объекте компании Schlumberger — «форуме», воздвигнутом в 1985 году одним из авторов Центра Помпиду Ренцо Пьяно в центре реконверсированного по его проекту промышленного комплекса в парижском районе Монруж.

Модернизм в прериях Среднего Запада

Десятое место в уже упомянутом нами списке «умных» городов занимает расположенный в штате Индиана небольшой и не слишком известный в мире провинциальный Колумбус. По мнению авторов рейтингового исследования, по показателям «интеллекта» он обгоняет Барселону, Сингапур, Стокгольм, Шанхай и Лос-Анджелес. В Колумбусе сконцентрировано большое количество произведений выдающихся мастеров архитектуры XX и начала XXI века. Там строили Элиэль и Ээро Сааринены, Йео Мин Пей, Сезар Пелли и Роберт Вентури. После смерти Сааринена-младшего его проектную фирму возглавил выходец из Дублина Кевин Рош, создатель знаменитого своим многосветным атриумом офиса Фонда Форда на Манхеттене.

Офис Фонда Форда на Манхеттене

В Индиане этот ныне здравствующий лауреат Притцкеровской премии работал по заказам концерна Cummins. В 1983 году Рош перепрофилировал бывший промышленный комплекс известной в Америке машиностроительной корпорации в необычайно монументальный постмодернистский офисный центр.

Завод двигателей, Колумбус

Через пятнадцать лет, в канун рубежа тысячелетий, мастер берется за расширение и модернизацию принадлежащего Cummins’y колумбусовского завода двигателей. Реконструированный по его проекту промышленный объект включен во все архитектурные путеводители по Колумбусу. Завод имеет сплошное остекление главного фасада, акцентированное сдержанно-экспрессивным хай-тековским порталом. Этот облик, напоминающий о творчестве учителя Роша Людвига Мис ван дер Роэ, заметно контрастирует и со многими предшествующими работами автора, и со стилистикой большинства старых и новых достопримечательностей города.

В датской провинции

Во многих случаях первоначальное внешнее оформление модернизируемых заводов и фабрик представляет собой очевидную историческую ценность, поэтому заказчики предпочитают ограничить творческую работу архитекторов комплексной художественной реконструкцией интерьеров промышленных зданий. Именно так и произошло с лакокрасочной фабрикой в датском городе Гори, полностью переустроенной изнутри в 2010-2012 годах по проекту копенгагенского бюро Schmidt Hammer Lassen, известного на разных континентах и имеющего представительства в Лондоне и в Шанхае.

Лакокрасочная фабрика в датском городе Гори

Производство на этой фабрике отныне совмещено с обучением и управленческими функциями, есть на ней теперь и спортивно-рекреационные зоны. Стремясь создать атмосферу гармонии с природой, архитекторы и дизайнеры превратили центральный цех в подобие соснового леса и разместили во многих помещениях источники струящейся воды, «оазисы» зеленой растительности и вольеры с птицами.

Лакокрасочная фабрика в датском городе Гори

Производственные емкости с краской оформлены специально приглашенным французским художником Жаном Деванем (Jeane Devasne). Интерьеры имеют нюансированную систему визуальных взаимосвязей. Одна из новых дополнительных функций здания — организация деловых встреч и обмена опытом, вполне вероятно, там будут проходить и архитектурные конференции по вопросам реконструкции действующих промышленных объектов.

Лакокрасочная фабрика в датском городе Гори

Лакокрасочная фабрика в датском городе Гори


Изображения: wikipedia.org, hopkins.co.uk, wordpress.com, geograph.org.uk, venagid.ru, Schmidt Hammer Lassen Architects.


Подпишитесь
на рассылку Архсовета Рассылка анонсов для прессы

публикации по теме

 
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ ...
 

E-mail:
Имя:
Подписаться на рассылки:

Задайте свой вопрос

Обратите внимание, что редакция портала «Архсовет Москвы» оставляет за собой право на свое усмотрение публиковать, только выборочные вопросы. Нажимая на кнопку «Отправить» вы автоматически соглашаетесь, что принимаете все правила публикации на данном ресурсе.